Новости
Библиотека
Карта сайтов
Ссылки
О сайте





предыдущая главасодержаниеследующая глава

§ 33. После боя

Судьба "Рюрика", результаты боя Порт-Артурской эскадры с японским флотом, причины, почему Камимура оказался на том месте, где владивостокские крейсера рассчитывали встретить своих,- не скоро выяснились ответы на эти и многие другие вопросы, которые задавали себе наши моряки. Что же происходило в эти дни там, в Желтом море?

Гибель С. О. Макарова и опоздание в Порт-Артур назначенного на его место Н. И. Скрыдлова усугубили положение эскадры. Оказавшийся на месте командующего флотом контр-адмирал В. К. Витгефт, ранее занимавший должность начальника Морского штаба наместника (на одном из совещаний прямо заявивший: "Я не флотоводец"), как и большинство командиров кораблей, считал гибельными попытки эскадры прорваться во Владивосток, на чем постоянно настаивал наместник. Несмотря на нараставшую угрозу уничтожения кораблей под огнем японских осадных батарей, эскадру заставила выйти в море лишь прямая директива наместника со ссылкой на "высочайшее приказание". Все считали необходимым продолжать помогать обороне крепости и не верили в успех прорыва. Формально исполняя приказ о прорыве всей эскадрой, В. К. Витгефт, несмотря на высказывавшиеся в штабе предостережения, отказался оставить в Порт-Артуре тихоходные броненосцы "Полтава" и "Севастополь".

Шести эскадренным броненосцам и четырем легким крейсерам (единственный броненосный "Баян", подорвавшийся на мине, оставили в Порт-Артуре) нашей эскадры противостояли четыре эскадренных броненосца и два, а во второй половине боя уже три броненосных крейсера японцев. Внешне - примерное равенство сил, фактически - подавляющее превосходство новой техники (японские корабли были "моложе" наших, лучше, если не считать "Цесаревича", бронированы), вооружения, боевой подготовки. Ведь все, что мешало вести бой владивостокским крейсерам, сказывалось, понятно, и на кораблях Порт-Артурской эскадры. Сверх того, в непосредственной близости от места боя держались, готовые к атаке, еще три боевых отряда (9 крейсеров и 1 броненосец) японского флота и только в пределах видимости маячило до 30 миноносцев!

Первую фазу боя русские выиграли - японцы отстали, прекратив стрельбу. Но наша эскадра не могла развить полной скорости (особенно задерживала отстававшая "Полтава"), и японцы уже на подходе к мысу Шантунг догнали русских. В возобновившемся ожесточенном бою В. К. Витгефт был убит, флагманский "Цесаревич" из-за поврежденных приводов управления вышел из строя, а находившийся на "Пересвете" младший флагман контр-адмирал князь П. П. Ухтомский не смог остановить начавшуюся дезорганизацию эскадры (это потом объясняли невозможностью поднять сигнал о вступлении младшего флагмана в командование из-за сбитых на броненосце стеньг). Ухтомский не показал примера неукоснительного исполнения приказа о прорыве, и хотя именно его корабли "Пересвет" и "Победа" с их увеличенными скоростью и запасами топлива располагали для такого прорыва наибольшими возможностями, они повернули в Порт-Артур. За ними последовали броненосцы "Ретвизан", "Полтава", "Севастополь", крейсер "Паллада" и, три из восьми миноносцев. Утром 29 июля русские корабли пришли в Порт-Артур.

В это самое время миноносец "Решительный", вышедший из Порт-Артура вечером 28 июля (чтобы быть уверенным, что эскадра не вернется, как это произошло при неудачной попытке прорыва 10 июня), только еще доставил в Чифу для передачи во Владивосток шифрованную телеграмму с вызовом крейсеров навстречу. Таким образом, необходимость похода Владивостокского отряда отпадала, но попыток предотвратить отправку телеграммы (есть сведения, что с консулом в Чифу из Порт-Артура поддерживали радиосвязь) или остановить выход крейсеров сделано не было. Версия о посылке якобы через два часа вдогонку за крейсерами миноносца, который не смог их догнать, не подтвердилась.

Реальную возможность предупредить отряд имели прорвавшиеся сквозь японскую эскадру самые быстроходные русские крейсера "Аскольд" (6000 т, 1900 г., 23 уз) и "Новик" (3100 т, 1900 г., 25 уз). Но контр-адмирал Н. К. Рейценштейн на "Аскольде" и капитан 2 ранга М. Ф. фон Шульц, командир "Новика", ничего не знали о вызове владивостокских крейсеров для соединения с эскадрой. В ночь на 29 июля "Новик" из-за угрозы выхода из строя холодильников главных машин вынужден был остановиться. Его сигнал ратьером на "Аскольде" не разобрали и решили, что "Новик" с его преимуществом в скорости перед всеми японскими кораблями пошел на прорыв Корейским проливом, пока там еще не стало известно о результатах боя. "Аскольд", не рассчитывавший на прорыв - его скорость упала до 15 уз, из двенадцати 152-мм орудий стрелять могли только четыре - ушел на юг в Шанхай, где и был интернирован.

"Новик", встретившись утром с осуществившими прорыв крейсером "Диана" и миноносцем "Грозовой" (они затем интернировались - первый в Сайгоне, ныне Хошимин, второй в Шанхае), пошел в Кяо-Чао, чтобы пополнить запасы угля для прорыва во Владивосток вокруг Японии. Здесь на рейде (в 17 ч 25 мин) застали миноносец "Бесшумный", в 18 ч 30 мин пришел "Цесаревич". Попытки получить с него уголь, как и ранее с "Дианы", видимо, не предпринимались. С германского парохода (после получения разрешения губернатора) грузить уголь начали только в 21 ч. В 3 ч 30 мин 30 июля, приняв только 250 т, погрузку прекратили: командир спешил уйти из порта до рассвета. В 4 ч были уже в море. Как раз в это время (на 1 час позже!) отряд К. П. Иессена выходил из Владивостока...

Через сутки утром 31 июля "Новик" был на траверзе о-вов Цусима, в 150 милях от него и в 420 милях от спускавшегося к югу Владивостокского отряда. Но судьба не готовила им встречи. Курс "Новика" был проложен по восточную сторону Японии, и в день боя 1 августа он был в Тихом океане на широте Токио, в районе недавнего крейсерства Владивостокского отряда. Нехватка угля заставила "Новик" утром 7 августа зайти для его пополнения в пост Корсаковский, но и здесь погрузку пришлось прервать -японцы "засекли" появление русского корабля. В дневном бою с подоспевшим более мощным японским крейсером "Цусима" "Новик" заставил врага отойти, но и сам получил тяжелые повреждения. Надежды на прорыв были потеряны, и к ночи крейсер затопили на рейде.

В день боя 28 июля эскадра вице-адмирала Камимуры находилась на своей базе Озаки (на северном берегу южного о. Цусима). По приказанию Того 29 июля она, разделившись, перешла на юг к о-вам Росс и Квельпарт для перехвата прорвавшихся на юг "Аскольда" и "Новика", а 30 июля, встретив отправленный за ними в погоню отряд легких японских крейсеров 3-й эскадры, вернулась в Корейский пролив. Утром 31 июля, получив приказание Того быть готовыми к бою с владивостокскими крейсерами, отряд Камимуры вышел в район севернее о-вов Цусима. Здесь он рассчитывал перехватить прорывавшийся на север "Новик", о выходе которого из Кяо-Чао было уже известно, и шедший на помощь, как предполагали японцы, Владивостокский отряд. Из крейсеров входившего в состав эскадры Камимуры 4-го боевого отряда (контр-адмирала Уриу) "Нийтака" остался у южной оконечности южного о. Цусима, а остальные "Нанива", "Акаси", "Такачихо" и авизо "Чихайя" (посыльное судно) - развернули линию дозора по параллели 35°. Миноносцам было приказано присоединиться утром к броненосным крейсерам севернее о-вов Цусима.

В 5 ч утра 1 августа на "Наниве" получили радиограмму Камимуры о появлении владивостокских крейсеров, и адмирал Уриу, оповестив об этом свои крейсера, поспешил к месту боя. В 7 ч к нему присоединился "Такачихо". В течение всего боя при каждом удобном случае они открывали огонь по русским и немедленно отходили, когда ответный огонь становился опасен. Огонь этих двух крейсеров - почти 2 т металла снарядов в минуту- усугублял положение русских. Он поражал с тыла (со стороны, не защищенной броневыми щитами) комендоров и механизмы орудий, которые вели бой, усиливал нервозность обстановки, заставлял ожидать подхода к японцам новых подкреплений, снижал темп стрельбы, отвлекая подачу на орудия второго борта, усиливал риск взрывов подающихся к орудиям боеприпасов, увеличивал потери среди людей в укрытии нестреляющего борта. Более трех часов "Нанива" и "Такачихо" неотступно "висели" на фланге русского отряда, отвлекая огонь на себя, а в 8 ч 42 мин завязали бой с утратившим почти всю свою боевую мощь "Рюриком".

В 10 ч 20 мин к месту боя приблизился (в сопровождении двух миноносцев) крейсер "Нийтака", и, видя, что "Рюрик" тонет, японцы прошли дальше на присоединение к броненосным крейсерам. С ними "Нийтака" и вернулся к месту гибели "Рюрика", вместе с другими подошедшими крейсерами и миноносцами приняв участие в спасении еще державшейся на воде части команды погибшего крейсера...

На три океана распространялся в эти дни театр военных действий. 1 августа, когда погиб "Рюрик", а "Новик" прорывался во Владивосток, на другом краю света, в Балтийском море на броненосце "Князь Суворов" 3. П. Рожественский поднял свой контр-адмиральский флаг: вторая Тихоокеанская эскадра сформировалась, чтобы двинуться на Восток. Крейсера Добровольного флота "Петербург" и "Смоленск" уже третий месяц по выходе из Севастополя перехватывали военную контрабанду в Красном море и Индийском океане, достигая порой широты мыса Доброй Надежды. У о-вов Зеленого мыса контрабандистов поджидал крейсер "Дон". На подходах к Гибралтарскому проливу с 28 июля по 5 августа досматривал подозрительные суда крейсер "Урал". К Канарским о-вам вышел 12 августа из Либавы крейсер "Терек". Готовился к походу крейсер "Кубань" (крейсера "Дон", "Урал", "Терек" и "Кубань" переоборудованы из океанских пароходов). Однако из-за угроз Англии операции по перехвату военной контрабанды в конце августа были прекращены.

В эти же дни закончилась боевая деятельность транспорта "Лена". Накануне выхода владивостокских крейсеров корабль отправили в Охотское море во главе экспедиции для охраны русских промыслов в тех водах. В устье Амура "Лена" встретилась с пришедшими Татарским проливом транспортами "Якут", "Камчадал" и "Тунгуз" (посыльными судами), назначенными в экспедицию. Получив известие о результатах боев 28 июля и 1 августа, начальник экспедиции (командир "Лены") капитан 2 ранга А. И. Берлинский счел, по-видимому, свою задачу слишком рискованной и с разрешения наместника, под предлогом неисправности механизмов, отправил транспорты в Николаевск-на-Амуре. "Лена" вышла в Тихий океан для перехвата пароходов с военной контрабандой, направлявшихся из Америки. Но и эта операция была прервана, и 29 августа "Лена", прибыв в Сан-Франциско, по разрешению из Петербурга интернировалась. Владивостокский отряд остался без своего вспомогательного крейсера и судна снабжения.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU


© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://korabelu.ru/ "Korabelu.ru: История кораблестроения и судоходства"