Новости
Библиотека
Карта сайтов
Ссылки
О сайте





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Аквитания и Иль-де-Франс

Наш рассказ о трансатлантиках был бы неполным, если бы мы не познакомили читателя с военными биографиями нескольких других наиболее примечательных лайнеров, которые хотя и уступали по своим размерам и скорости фаворитам Атлантики типа Куин Мэри, Куин Элизабет, Нормандия и т. д., но, несомненно, сыграли важную роль в минувшей войне.

Свой рассказ мы начнем с одного из наиболее популярных кунардовских лайнеров - Аквитании.

В ожидании завершения строительства Куин Элизабет Аквитания продолжала добросовестно служить на североатлантической трассе. После Мюнхенского сговора в составе экипажа Аквитании, так же как и других трансатлантических лайнеров, появился специальный инструктор. Компания возила его через Атлантику туда и обратно, чтобы он обучал экипаж действиям при газовой тревоге, основным приемам тушения зажигательных бомб. Людей учили пользоваться противогазами, проводили учебные тревоги и другие занятия.

23 августа 1938 года Аквитания вышла в свой последний мирный трансатлантический рейс (307-й по счету!), имея на борту рекордное число пассажиров - 1412 человек. Компания даже распродала часть кают обслуживающего персонала - задержавшиеся в Европе американцы убегали от коричневой чумы.

Аквитания благополучно пересекла океан и, почти не задерживаясь, вышла из Нью-Йорка обратно, в Европу, взяв 1109 пассажиров. Это были в основном те, кто рассчитывал вернуться домой на Нормандии. Но поскольку американцы не стали делать Петену столь роскошного подарка, каким стал бы для него огромный лайнер, этих пассажиров попросили перебраться на Аквитанию.

Под эскортом эсминца Аквитания добралась до Европы, где уже гремела война. Там Аквитанию быстро перекрасили в серый цвет и переоборудовали в военный транспорт. Все военные годы лайнер работал вместе с "королевами", также прошел почти полмиллиона миль и перевез 340 тысяч военнослужащих.

Аквитания вошла в историю трансатлантического судоходства как единственный лайнер, который был участником обеих мировых войн.

В первых числах сентября 1939 года в порту Гавр было настоящее вавилонское столпотворение. Вот уже несколько дней шла война, и перепуганные американские туристы спешно уезжали домой. Иль-де-Франс был последним лайнером, уходящим из Европы, а, следовательно, последним шансом для незадачливых путешественников вернуться в родные края. Поэтому можно себе представить тот ажиотаж, который царил в Гаврском порту. Как мы помним, Иль-де-Франс был рассчитан на 1645 пассажиров, но под нажимом американских организаций и частных лиц с весьма толстыми кошельками компанию "Женераль Трансатлантик" заставили оборудовать на лайнере максимум спальных мест. Даже в обеденном салоне появились подвесные койки, которые днем убирали. В результате пассажировместимость Иль-де-Франс была увеличена до 3000 человек. Несколько дней дожидались сопровождения, и, наконец, в сопровождении эскадренных миноносцев Иль-де-Франс вышел в свой 347-й трансатлантический рейс. К тому времени послужной список лайнера насчитывал четверть миллиона перевезенных пассажиров.

Рейс был очень опасным. Каждую минуту можно было ожидать нападения фашистских подводных лодок. Но все обошлось благополучно, и несколько дней спустя Иль-де-Франс прибыл в Нью-Йорк, где занял свое место в очень достойной компании: Куин Мэри, Куин Элизабет, Нормандии и ряда других лайнеров экстракласса, имена которых были известны в самых далеких уголках земного шара.

Нелегко пришлось нескольким французским членам экипажа лайнера, оставшимся на судне, чтобы поддерживать его в нормальном состоянии и охранять от возможных диверсий. Денег у французских моряков практически не было, объяснялись на английском языке они с большим трудом. На берег выходили редко - куда пойдешь без денег в чужом городе, да еще когда постоянно приходилось быть настороже. В начале войны подняли голову фашистствующие элементы, жившие в Америке, и в любой момент можно было ожидать какой-нибудь бандитской выходки.

Моральное состояние экипажа было тяжелым: моряки знали, что их родина в смертельной опасности, а они, находясь за тысячи миль, не могут ничем помочь ей - разве что сохранить замечательный пароход, да и то неизвестно, кому он достанется.

Лишь спустя восемь месяцев из Франции прибыла группа моряков во главе с вновь назначенным капитаном Жаном Арнольдом. Пароход сразу ожил. Корпус облепили десятки маляров, начав перекрашивать его в серый цвет. Одновременно грузили снабжение и военные грузы: медь, латунь и другие материалы для производства снарядов. Кроме того, на лайнер погрузили целую эскадрилью самолетов.

Американские репортеры, которых интересовала только сенсационная сторона дела, но отнюдь не вопросы секретности, поместили в газетах пространные статьи с многочисленными фотоснимками под заголовками: "Больше самолетов для воздушных сил Франции", выложив всю информацию, которая могла потребоваться немецким подводным лодкам, чтобы потопить Иль-де-Франс по пути в Европу.

Сейчас трудно сказать, почему немцы этого не сделали: видимо, они считали, что лайнер с грузом все равно достанется им. Как бы то ни было, но 10 мая 1940 года, за шесть недель до падения Парижа, пароход ошвартовался в порту Марсель.

В то время на территории Франции война была в полном разгаре. С каждым днем немцы все ближе подходили к сердцу Франции, к провинции Иль-де-Франс, именем которой был назван лайнер. 31 мая германское радио сообщило, что им известен адрес парохода Иль-де-Франс и что они намерены послать по этому адресу бомбардировщики.

И немцы выполнили свою угрозу. Они действительно организовали воздушный налет на Марсельский порт, потопили там несколько крупных судов, но среди жертв воздушной атаки Иль-де-Франса не было. Накануне вечером, соблюдая все меры скрытности, пароход вышел из порта и взял курс на Сайгон, чтобы привезти из своей колонии в метрополию туземных рабочих.

Сначала хотели следовать Суэцким каналом, но выяснилось, что вот-вот в войну вступит Италия. Переход Средиземным морем стал опасен. Тогда решили идти вокруг Африки. Там, в Кейптауне, экипаж узнал о капитуляции Франции и об установлении в стране профашистского режима Петена с резиденцией марионеточного правительства в городе Виши.

Команда стояла перед выбором: что делать дальше? Выполнять указание низвергнутого правительства и следовать в Сайгон - значит подчиниться режиму "Виши" и стать гитлеровскими коллаборационистами. Идти, скажем, в Сингапур - значит поступить в распоряжение союзников - участников антигитлеровской коалиции. Но что если Гитлер одержит верх? Ведь вряд ли тогда смогут рассчитывать на пощаду те, кто перешел на сторону противника, "прихватив" с собой большой пароход.

Мнения разделились. Нашлись сверхосторожные люди, кое-кто просто струсил. Ну и, естественно, для профессиональных моряков, привыкших к дисциплине, это было так непросто: отказаться выполнить приказ и самим принимать решение. И все-таки свободолюбивая кровь потомков французских коммунаров взяла верх: пароход пойдет в Сингапур и вместе с союзниками будет воевать против бошей.

30 июня 1940 года, через две недели после падения Парижа, Иль-де-Франс прибыл в Сингапур, имея на борту 330 членов экипажа. Многие моряки списались или перешли на другие суда, но 12 человек, истинные патриоты, с честью служили на своем корабле всю войну, хотя во Франции их заочно приговорили к смертной казни. После войны новое правительство Франции высоко оценило подвиг своих героев и наградило их орденами.

В Сингапуре корабль тщательно отремонтировали, и в качестве военного транспорта под британским флагом 21 марта 1941 года Иль-де-Франс отправился в Австралию.

В Сиднее на лайнере оборудовали 4300 спальных мест, но это решало лишь часть проблемы. В обеденном салоне размещалось всего 1250 человек, не хватало санитарно-гигиенических помещений, вентиляции и многого другого, но тут уже было не до удобства. Приняв в Австралии свыше 4000 солдат и офицеров, Иль-де-Франс присоединился к уникальному каравану в составе Куин Мэри, Куин Элизабет, Мавритании (разумеется, не обладателя Голубой ленты, а новой, построенной в 1939 году) и голландского лайнера Нью-Амстердам, переоборудованного в военный транспорт (о ратных подвигах двух последних судов мы расскажем чуть ниже). Всего на транспортах этого "звездного" каравана находилось как минимум 30 тысяч человек, и страшно подумать, что могло произойти, если бы немцы или их союзники, и в частности японцы, напали бы на этот отряд.

Но, как часто бывает, опасность пришла совсем не с той стороны, откуда ее ждали: не извне, а изнутри. Дело в том, что на Иль-де-Франс начал назревать самый настоящий мятеж. Австралийские воины, избалованные сытой и спокойной жизнью вдали от театров военных действий и прочих потрясений, были недовольны духотой, очередями в туалеты и умывальные, очередями за едой и потребовали у командования не больше не меньше, как выйти из каравана и вернуть их в Сидней. Дело было нешуточное: ведь в случае выхода из подчинения 4000 вооруженных людей последствия могли быть самыми непредсказуемыми.

Командиры пытались образумить изнеженное воинство, но их выступления только накалили обстановку. К счастью, нашелся один офицер, ветеран первой мировой войны, который сумел пристыдить солдат и убедил их идти туда, где их товарищи умирают за правое дело.

Так началась воинская карьера Иль-де-Франс в составе союзнического флота. Были в боевой биографии лайнера и смертельно опасные ситуации, и приключения, достойные пера Стивенсона или Фенимора Купера. Так, однажды, когда Иль-де-Франс делал на полном ходу очередной противолодочный зигзаг, вахтенный штурман неожиданно прямо по носу увидел стремительно надвигающееся на него такое же большое судно - это была Мавритания. Два парохода разошлись, когда расстояние между ними было всего 18 м. Трудно представить себе масштабы возможной катастрофы при столкновении двух лайнеров общей массой 80000 т, сближающихся со скоростью 50 уз и имеющих на борту более 10 тысяч человек.

Как-то Иль-де-Франс должен был доставить партию немецких военнопленных с африканского театра военных действий в США. На пути пленные стали готовить мятеж с целью захватить корабль, как это неоднократно бывало на средневековых парусниках. Для этого они начали готовить себе оружие: заостренные ложки, большие гвозди. Уже были назначены день и час выступления, когда случайно моряки узнали о готовящемся восстании и сумели предотвратить его. В конце концов опасный груз был благополучно доставлен в Сан-Франциско.

В Америке судно поставили на ремонт и начали готовить его для работы в качестве трансатлантического парома: близилось открытие второго фронта, и транспортов для доставки американского контингента войск в Европу не хватало. Тех 4300 мест, которые были оборудованы на Иль-де-Франс, было явно недостаточно. Тогда командование поставило задачу: довести пассажировместимость до... 10500 человек! - в девять раз больше, чем это было предусмотрено проектом. Как решили этот вопрос, мы уже знаем: во всех салонах, бассейнах и т. д. появились многоярусные койки, а у каждого спального места стало два хозяина.

Совсем плохо было с организацией питания, поэтому пришлось пойти на вынужденную меру: кормить "пассажиров" не три, а два раза в день.

Под постоянной угрозой со стороны немецких подводных лодок Иль-де-Франс совершил немало трансатлантических рейсов, причем однажды пароход, имея на борту 10 тысяч человек, с трудом увернулся от торпеды.

Даже когда война окончилась, Иль-де-Франс еще около двух лет оставался на военной службе, развозя по домам демобилизованных воинов и перемещенных лиц. Только в апреле 1947 года лайнер встал на ремонт в городке Сен-Назер, на той самой верфи, где он был спушен на воду более 20 лет назад. Популярному трансатлантику, герою второй мировой войны, еще предстояла новая жизнь и новые подвиги.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU


© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://korabelu.ru/ "Korabelu.ru: История кораблестроения и судоходства"