Новости
Библиотека
Карта сайтов
Ссылки
О сайте





предыдущая главасодержаниеследующая глава

§ 11. Прощай, Кронштадт!

Вечером 13 июня 1895 г. "Рюрик" под брейд-вымпелом генерал-адмирала, совершив по его приказанию пробег полным ходом, вернулся в Кронштадт. По пути заходили в Либаву, где приняли на борт проверявшего работы по сооружению порта адмирала Н. М. Лихачева и его адъютанта капитана 2 ранга С. П. Шейна. Высокие гости, не мешкая, перебрались на поджидавшие их яхты - великий князь на "Стрелу", Лихачев на пароход "Нева" - и отбыли в Петербург.

Поспешность была понятна: обстановка на Дальнем Востоке грозила взрывом. Там, в китайском порту Чифу, готовясь к бою и впервые перекрасив корабли в защитную окраску, второй месяц находились обе русские эскадры - Средиземноморская и Тихоокеанская. На случай войны подкреплением этих Соединенных эскадр должны были стать готовившиеся в Кронштадте для похода корабли "Рюрик", "Наварин", "Грозящий" и "Дмитрий Донской". На них занимались спешным устранением недоделок, а на "Рюрике"- еще и выявленных при походе неполадок. Всего таких работ (в основном по механизмам и корпусу) в перечне П. И. Серебренникова от 23 июня набралось около 80.

По артиллерии, например, прокладывали рельсы для подачи 203-мм снарядов, проверяли правильность движения патронных беседок по рельсам в палубах и патронных погребах, так же как и на французском броненосце "Хох", сделали качающимися откидные части рельсов у подачных труб, заканчивали оборудование погребов, устройство кранцев первых выстрелов. В машинных и котельных отделениях прокладывали магистрали их аварийного освещения от аккумуляторных батарей.

Во Францию на завод фирмы "Сотер и Харле" направили заказ на упрочненные валы артиллерийских лебедок, в которых обнаружились и другие конструктивные и технологические дефекты.

16 июня "Рюрик" встал на клетки Константиновского дока, набранные под наблюдением плотничного мастера Алексея Иванова, на корабле приступили к исправлению изрядно помятых (вплоть до оторванных медных листов) деревянной и медной обшивок. Вдоль двух борозд, прочертивших днище на длину до 60 м, помяло несколько обделочных фланцев от кингстонов. Такова была обратная сторона применения защитных деревянной и медной обшивок, которые не выдерживали прикосновений к камням и отмелям. Оторванный или отогнутый лист меди, обнажившееся дерево тормозили движение, "съедая" лишние пуды угля; металл корпуса создавал с медью гальваническую пару, вызывавшую его электрохимическую коррозию. Все это требовало постоянного поддержания медной обшивки в полной исправности.

Положение на Востоке к этому времени разрядилось: Япония согласилась отказаться от своих территориальных притязаний к Китаю, и русские Соединенные эскадры 27 июня покинули Чифу. Надобность в немедленной отправке подкреплений отпала. Поэтому, учитывая необходимость получения опыта при постройке последующих крейсеров, решили подвергнуть "Рюрика" более обстоятельным испытаниям, задержав его в Кронштадте.

После ряда пробных выходов в море под флагом контр-адмирала К. К. Деливрона 5 сентября провели главный пробег в присутствии всех членов комиссии. Крейсер имел осадку на ровный киль 8,18 м, что соответствовало водоизмещению 11 566 т. Непрерывным полным ходом крейсер "гоняли" в течение пяти часов. При открытых входных люках и дверях котельных отделений и работавших паровых вентиляторах давление пара в котлах держалось на уровне от 8,9 до 8,4 атм (рабочее 9,1 атм). Как было записано в акте комиссии, "все 4 машины действовали удовлетворительно и без нагревания трущихся частей, но вода была пущена на все главные части". Средняя частота вращения винтов за все время испытаний составила 83,14 и 82,14 об/мин. Суммарная мощность всех четырех машин, равная 13 326 л. с.. превысила контрактную (13 250 л. с.), средняя скорость четырех пробегов на мерной линии составила 18,84 уз.

Акт комиссии от 4 ноября был утвержден журналом МТК 133 по механической части от 11 ноября 1895 г. Констатировав успех испытаний, МТК признал, что "по отношению механизмов крейсера 1 ранга "Рюрик" условия спецификации выполнены Балтийским заводом удовлетворительно". 10 октября корабли отряда К. К. Деливрона (броненосцы "Наварип", "Адмирал Ушаков", крейсера "Рюрик", "Дмитрий Донской" и канонерская лодка "Грозящий"), закончив каждый свои испытания, представлялись перед уходом за границу на традиционный высочайший смотр.

16 октября подписанием акта комиссии о проверке всех "инвентарей" состоялось фактическое принятие крейсера в казну. На следующий день, взяв с "Дмитрия Донского" девиаторов, "Рюрик" на три часа ходил в море для определения девиации. 24 октября контр-адмирал К. К. Деливрон простился с "Рюриком", а 28 октября на крейсере вновь подняли контр-адмиральский флаг: "Рюрик" стал флагманским кораблем отряда, уходившего на Дальний Восток под командованием недавнего младшего флагмана Черноморского флота контр-адмирала Л. К. Кологераса (37 Леонид Константинович Кологерас (1839-1896), из дворян, уроженец Бессарабской губернии. Окончив Морской кадетский корпус, в 1856-1859 гг. плавал в Черном море, затем на Дальнем Востоке (пароход-корвет "Америка", транспорты "Японец", "Манжур", канонерские лодки). В 1868-1871 гг. командовал известной шхуной "Восток" (той, что плавала с фрегатом "Паллада"). Затем служил на Балтике и в Черном море, где в последние годы командовал броненосцем "Екатерина II".). Большинство офицерского состава (20 человек) и все 573 матроса крейсера принадлежали к 18-му флотскому экипажу, одному из тех береговых формирований, из состава которых комплектовали плавающие корабли.

В 10 ч утра 29 октября на борт "Рюрика", стоявшего на Большом кронштадтском рейде, поднялся главный командир Кронштадтского порта вице-адмирал Н. И. Казнаков. Недавний командующий эскадрой Атлантического океана (в 1893 г. он ходил с отрядом крейсеров в США на празднование 400-летия открытия Америки Колумбом), адмирал отправлял теперь "Рюрика" и "Дмитрия Донского", (участник похода в Америку) в плавание к другому - Тихому океану. Короткая напутственная речь адмирала - и провожаемый салютом по уставу Н. И. Казнаков направляется на катере к "Дмитрию Донскому". В 2 ч дня два корабля, два будущих героя грядущей войны, покидаю Кронштадт. С крепости гремит прощальный салют контр-адмиральскому флагу "Рюрика", с крейсера отвечают уставными 13 выстрелами. "Последним прости" родных берегов и Балтийского флота трепещет на осеннем ветру флажный сигнал главного командира на мачте морского телеграфа: "Желаем счастливого плавания". С кораблями вместе трогается назначенный для провожающих портовый пароход "Ижора", но вот отстает и он и уже не различить лиц тех, кого уходящие корабли обрекают на долгую разлуку. "В два с четвертью оба крейсера прошли входные бочки, в три часа в строе кильватера прошли Толбухин маяк и стали скрываться из виду, а в три с четвертью часа их совсем не было уже видно" ("Кронштадтский вестник" № 126 от 1/13 ноября 1895 г.).

"Рюрик" покидал Балтику навсегда.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU


© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://korabelu.ru/ "Korabelu.ru: История кораблестроения и судоходства"