Новости
Библиотека
Карта сайтов
Ссылки
О сайте





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 6. Путями сосредоточения

§ 23. "Рюрик" в эскадре Средиземного моря

Средиземное море - древняя морская дорога, свидетель рождения и гибели великих цивилизаций прошлого, многовековая арена ожесточенных сражений - и в конце XIX в. оставалось одной из главных сфер интересов европейских держав. В разных частях этого обширного бассейна, омывающего берега трех материков, происходили события, которые затрагивали, а иногда и прямо решали судьбы народов Средиземноморья. Противоречия, особенно обострившиеся здесь в последнее десятилетие века, привели в 1894-1898 гг. к ближневосточному кризису. Массовая резня армянского населения в Турции в 1894 и 1896 г. и ответные акции националистов, план вторжения флотов шести великих европейских держав в проливы в ноябре 1895 г. и намерение России и Франции помешать этому, восстание греческого населения Крита в феврале 1897 г. и последовавшая за высадкой греческого десанта на остров грекотурецкая война, блокада Крита флотами европейских держав и обеспечение автономии острова с 1898 г. - вот лишь краткий перечень событий, совершавшихся в этом регионе. Тогда же произошел фашодский кризис (в июле - октябре 1898 г.), когда, по выражению В. И. Ленина, Франция и Англия были на волосок от войны и когда началась безудержная германская экспансия в Турции, включавшая планы сооружения багдадской железной дороги в 1898 г. Интересы держав представляли плававшие в Средиземном море их флоты и эскадры. Основную силу русской эскадры в Средиземном море составляли корабли, высылавшиеся из Балтики: обычно броненосец, крейсер и канонерская лодка. К ним могли присоединиться находившиеся в распоряжении посланников в Пирее и Стамбуле две ежегодно сменявшиеся канонерские лодки Черноморского флота. Наконец, Состав эскадры мог быть усилен за счет кораблей, шедших на Дальний Восток или возвращавшихся оттуда в европейскую часть России.

Базированию эскадры в греческих водах (в Пирейской гавани) благоприятствовали династические связи русской и греческой монархий, установившиеся с 1867 г., когда дочь генерал-адмирала великого князя Константина Николаевича Ольга вышла замуж за короля Георга I. Королева эллинов с подчеркнутым вниманием встречала приходившие с родины корабли, почти всегда посещала их лично, устраивала для офицеров приемы при дворе, делала подарки командирам и кают-компаниям кораблей. Русские чувствовали себя в греческих водах почти как дома.

В конце XIX - начале XX в. Средиземноморской эскадрой командовали, сменяя один другого, контр-адмиралы С. О. Макаров (1894-1895), П. П. Андреев (1896-1898); Н. И. Скрыдлов (1898-1899), К. Р. Вальронд (1899), А. А. Бирилев (1900-1901), А. X. Кригер (1901-1903), П. П. Молас (1903).

"При обыкновенных мирных обстоятельствах,- говорилось в инструкции, данной управляющим Морским министерством адмиралом Н. М. Чихачевым С. О. Макарову 22 ноября 1894 г.,- назначение эскадры судов в Средиземном море заключается главным образом в поддержании политического влияния России на Востоке" [12]. Одновременно эскадре отводилась роль резерва "на случай усиления наших морских сил в Тихом океане". Предусматривалась также возможность участия в крейсерских операциях на путях сообщения противника. Вместе с систематической боевой учебой кораблей в инструкции предлагалось постоянно изучать "морские силы и вообще боевые средства государств, имеющих морские силы в Средиземном море". Указывался обширный перечень сведений о вооруженных силах иностранных государств. Эти сведения следовало пополнять. Все вопросы политического характера рекомендовалось решать только через посланников и других дипломатических представителей России, которым для поддержания их престижа следовало отдавать установленные Морским уставом почести, причем в возможно "изысканной и внушительной для посторонних форме"; всеми "зависящими" средствами предлагалось также налаживать с дипломатическими представителями такие контакты, чтобы отношения с ними всегда были доверительными и чтобы они всегда "охотно делились сведениями, которыми располагают". Хорошие отношения следовало поддерживать и с населением прибрежных государств, а также с турецкими властями и со всеми представителями иностранных флотов; было указано также "не отдавать предпочтения одним перед другими... быть крайне осторожным в действиях и еще более в политических разговорах".

При подготовке офицеров, указывалось в инструкции, необходимо помогать им в овладении специализацией, штурманским и артиллерийским делом, заботиться об их подготовке к занятию самостоятельных должностей. Нижние чины предлагалось обучать по программам, разработанным ГМШ в 1889 г., уделяя особое внимание учебе подручных (63 Подручные - ближайшие помощники матросов-специалистов, заменяли в дальнейшем этих специалистов при увольнении их в запас. Согласно ст. 759 и 760 Морского устава 1885 г. подручные назначались только к хозяевам трюмных отсеков.) по всем специальностям и систематическим занятиям по повышению грамотности, "облегчающей нижним чинам приобретение специальных знаний". Практические стрельбы приказано было проводить всегда за пределами территориальных вод, минные учения - вблизи малонаселенных островов Архипелага, например, у о-вов Порос и Парос. Предметы снабжения кораблей рекомендовалось доставлять преимущественно с черноморского берега. Практические плавания кораблей ограничивались лишь задачами обучения машинной команды и нормой ежегодного расхода угля для каждого корабля. Иными словами, кораблям приходилось большую часть времени стоять на якорях. Инструкция предостерегала адмирала и от грозивших убытками навигационных аварий: большие и дорогостоящие корабли по мелководным фарватерам и в малообследованные местности посылать запрещалось.

Такие наставления, противоречившие учебным и политическим задачам, стоявшим перед эскадрой, не могли удовлетворить С. О. Макарова, и он уже в декабре 1894 г. ставит вопрос о проведении (по примеру английской и французской эскадр) систематических обходов различных районов Средиземного моря. В западной части моря адмирал собирался плавать с января по март, в районе Архипелага - с апреля по июль, в Адриатическом море - с августа по ноябрь. Чтобы не вызвать возражения начальства чрезмерными расходами, С. О. Макаров умышленно отказался от посещения Корсики, Сардинии, Балеарских о-вов, Гибралтара и Танжера, хотя с этими пунктами для возможного в будущем рандеву флота также следовало ознакомиться.

Доводы адмирала подействовали: был разрешен первый обход, пока что до Крита, Корфу, Патраса и Ионических о-вов. Далеко отлучаться из района Архипелага и восточной части Средиземного моря было признано небезопасным: англичане, писал в своей резолюции Н. М. Чихачев, "с некоторых пор держат беспрерывно эскадру у входа в Дарданеллы, как бы находясь наготове для противодействия нам на Черном море". Поэтому для обхода дальних портов рекомендовалось использовать корабли, которые шли из Балтики для обновления состава эскадры или возвращались обратно. Эту же роль, понятно, должны были выполнять и корабли, шедшие на Восток. Именно так в ^начале 1895 г. прошли совершавшие поход двумя группами канонерские лодки "Гремящий" и "Отважный" с приписанными к ним парами миноносцев "Котка" - "Свеаборг" и "Борго" -1 "Ревель". Собственно эскадру, стоявшую в Пирейской гавани, составляли пришедшие из Балтики броненосец "Император Николай I", крейсер "Владимир Мономах", императорская яхта "Полярная звезда" и канонерская лодка "Кубанец" из Черного моря. Но уже в январе вся эскадра, кроме яхты и канонерской лодки, под командованием С. О. Макарова спешно ушла на Дальний Восток для присоединения к Тихоокеанской эскадре. Лишь в конце года место Средиземноморской эскадры ненадолго занял отдельный отряд судов под командованием недавнего черноморца контр-адмирала Л. К. Кологераса. Отряд составляли шедшие на Дальний Восток новые корабли: крейсер "Рюрик", канонерская лодка "Грозящий", крейсер "Дмитрий Донской", возвращавшийся в состав Тихоокеанской эскадры после модернизации в Кронштадте, а также шедшие на ремонт в Россию крейсера "Рында" и "Разбойник". Черноморский флот тогда в Средиземном море представляла канонерская лодка "Черноморец".

В конце ноября 1895 г. "Рюрик" и "Дмитрий Донской" пришли в традиционно первый на их пути средиземноморский порт Алжир, откуда после шестидневной стоянки, минуя все европейские и африканские порты, продолжили курс на Смирну (ныне Измир). Это малоазиатский порт вблизи Чесменской бухты, места знаменитой морской победы русского флота в 1770 г., занимал центральное положение в Архипелаге, откуда корабли при необходимости могли быть переброшены в его ближайшие "горячие точки". Оснований для опасений было достаточно. Ходили слухи о намерении Англии захватить бухту Суда на о. Крит, говорили о намерениях английского флота войти в Дарданеллы... Эксцессы могли вспыхнуть в любое время, и присутствие русских кораблей придавало уверенность христианскому населению в безопасности.

С разрешения управляющего Морским министерством "Дмитрия Донского" для проведения учебных стрельб отпустили на несколько дней к о. Парос, "Рюрик" под контр-адмиральским флагом оставался на рейде Смирны, занимаясь общекорабельными учениями. 15 января 1896 г. отряд получил приказ следовать в Александретту - турецкий порт, расположенный на берегу залива Искендерун, глубоко вдающегося в материк на границе Сирии и Малой Азии. Совершив 650-мильный переход, застали на рейде внушительную английскую эскадру из броненосцев "Трафальгар", "Родней", "Коллингвуд", "Кампердаун" (64 Виновник произошедшей в 1893 г. у берегов Сирии знаменитой морской катастрофы, унесшей 300 человеческих жизней и равно поразившей мир как нелепостью предпринятого адмиралом сэром Джоном Трайоном маневра (поворот на 180° внутрь строя шедших рядом двумя параллельными кильватерными колоннами кораблей при визуально очевидной для всех офицеров невозможности их расхождения), так и выявившейся при столкновении конструктивной ненадежности английских броненосцев. В результате чего протараненный "Кампердауном" флагманский броненосец "Виктория", несмотря на наличие водонепроницаемых переборок, затонул в течение каких-то 10 мин. Анализируя последствия катастрофы, анонимный автор (есть основания считать, что им был вице-адмирал И. Ф. Лихачев) изданной в Париже брошюры [7] как на главнейший из уроков указывал на необходимость обязательного при каждом адмирале начальника его штаба, единственного, кто мог бы предотвратить затеянный адмиралом заведомо гибельный маневр.) и крейсера "Аретуза". Англичане, как сообщил командир "Рюрика", встретили наших моряков с полным радушием и изысканной вежливостью. Приветливо принимали русских и представители обеих общин города - турецкой (6000 человек) и греческой (4000 человек).

Исполняя приказ из Петербурга, отряд стоял в Александретте до 24 января 1896 г. Оставив на рейде канонерскую лодку "Черноморец", 26 января корабли пришли в Пирей.

"Рюрик" отдал якорь в Саламинской бухте, месте знаменитого морского боя древности (65 Здесь в 480 г. до н. э. флот греков примерно из 350 триер под руководством Фемистокла разгромил армаду персов (более чем 1200 кораблей) и тем поставил предел опустошительному нашествию царя персов Ксеркса I [34].), а остальные корабли вошли в Пирейскую гавань. Здесь адмирал Л. К. Кологерас, с декабря почувствовавший недомогание, получил разрешение спустить свой флаг и передать командование отрядом командиру "Рюрика" капитану 1 ранга А. X. Кригеру. Вместо контр-адмиральского флага на крейсере 31 января подняли брейд-вымпел начальника отряда. Болезнь адмирала прогрессировала, и 9 февраля в отеле близ Афин он скончался, по определению врачей, от "миллиарного туберкулеза" - болезни, как отмечал А. X. Кригер в своем рапорте, не поддающейся излечению.

Уже на следующий день после прибытия командиры "Рюрика", "Дмитрия Донского", "Рынды" в сопровождении флаг-офицера начальника отряда были приняты королем и королевой эллинов. Королевская чета в сопровождении королевича Георгия и королевны Марии 1 февраля посетила "Рюрик" и в течение почти двух часов знакомилась с устройством корабля; 4 февраля королева присутствовала на богослужении на крейсере, а во время очередного визита вместе с офицерами, свитой и гостями завтракала в кают-компании. 3 февраля из ГМШ получили приказ: "Рюрику" и "Дмитрию Донскому" быть готовыми к совместному походу в Тихий океан.

Корабли принимали полные запасы "горючих и смазочных материалов" (такой термин уже существовал), завершали дела на берегу, продолжали учения. Пользуясь отсутствием иностранных кораблей, провели артиллерийские стрельбы из скорострельных орудий с гребных судов "Рюрика", минную - с корабельных паровых катеров, учение посадки в шлюпки корабельного десанта. Поход, приказание о котором было получено 6 февраля, отложили для проведения похорон скончавшегося контр-адмирала Л. К. Кологераса. Вечером 14 февраля после проводов посетивших крейсер королевы и короля со всею их августейшей семьей "Рюрик" покинул Саламинскую бухту. В пути вместе с крейсером "Дмитрий Донской" провели первую подготовительную стрельбу по плавучему щиту из учебных стволов 203-, 152- и 120-мм орудий чугунными снарядами, а из 47- и 37-мм скорострельных пушек - боевыми гранатами.

Каждый выстрел из орудия усиливал выгорание канала ствола под действием "взрывающих" его изнутри пороховых газов и очень скоро (через несколько десятков выстрелов) начинал сказываться на меткости, а затем и дальности стрельбы. Пушку или ствол приходилось менять. Чтобы отдалить срок износа дорогого орудия и уменьшить расходы столь же дорогостоящих боеприпасов, для обучения комендоров придумали стволиковые стрельбы, при которых выполнялись все манипуляции по обслуживанию орудия (заряжание, наводка, выстрел), но стреляло не само орудие, а вставленный внутрь его канала ствол малокалиберной 37-47-мм пушки. Еще большую экономию давали вспомогательные стрельбы, когда вставленный в канал орудия учебный ствол заряжали не его штатным боевым, а специальным пустотелым "вспомогательным патроном", по оси которого был заделан ствол 10,67-мм винтовки Бердана (применяли затем и стволы трехлинейной 7,62-мм винтовки Мосина), из него и производился выстрел. При том же практически эффекте обучения учебная стрельба вместо многих тысяч рублей (152-мм выстрел стоил по ценам того времени 172 руб. 36 коп., а 203-мм - 405 руб. 71 коп.) обходилась ничтожными расходами на винтовочные патроны. В наше время стволиковые стрельбы упростились - учебный ствол устанавливают не внутри, а снаружи орудия.

Ежегодно корабль выполнял следующие виды учебных стрельб: вспомогательные (стволиковые), подготовительные (первую и вторую), боевую ("примернобоевую"), контргалсовую (контркурсовую), со шлюпок и катеров. Вспомогательные (стволиковые) стрельбы служили для выработки и поддержания навыков наведения и прицеливания из орудий. Из крупнокалиберных орудий стреляли малокалиберными снарядами (5 патронов на стрельбу) из учебных стволов, из остальных орудий - пулями из стволов винтовок Бердана (10 патронов на стрельбу) и вспомогательных патронов. Расстояние при стрельбе (по щиту в виде броненосца размерами 4,5X1,8 м) пулями - 1-4 кб., снарядами - 4-10 кб. С этих стрельб (три дневных и одна ночная) начинали ежегодный курс боевой подготовки, они были обязательны для всех артиллеристов, начиная от командиров плутонгов и кончая прислугой малокалиберной артиллерии, их рекомендовалось повторять возможно чаще на протяжении всего года. Подготовительные стрельбы выполнялись: первая для орудий большого и среднего калибров - из учебных стволов, вторая - неснаряженными снарядами ("ядрами"), "Примерно-боевая" стрельба по плавающему щиту (размерами 5X3 м) выполнялась боевыми зарядами и снарядами. Контргалсовые стрельбы (по щитам, буксируемым каждым кораблем при расхождении их двух колонн) выполняли из учебных стволов. Со шлюпок и катеров стреляли штатными боеприпасами из устанавливавшихся на шлюпках 37-, 47- и 64-мм (десантных) пушек и пулеметов. Для повышения интереса к стрельбам с 1903 г. начали проводить состязательные стволиковые стрельбы, выполнявшиеся поочередно каждым кораблем по окончании всех названных стрельб.

17 февраля корабли прибыли в Порт-Саид. За время четырехдневной стоянки по каналу прошло 11 транспортов с направлявшимися в Абиссинию итальянскими войсками (более 8000 солдат). Страна, недавно освободившаяся от иностранного владычества, спешила встать на путь колониальных, захватов и теперь бесславно увязала в позорной эфиопской авантюре. В Суэце отряд догнал шедший из Одессы пароход Добровольного флота "Саратов". 1 марта пришли в Аден и, пополнив запасы угля, 3 марта взяли курс на Коломбо. С 12 марта, когда корабли, пройдя от Адена 2131 милю, вошли в гавань Коломбо, они по заведенному в ГМШ порядку уже считались входящими в состав эскадры Тихого океана (66 Официальное название Тихоокеанской эскадры. Часто писали "эскадра в Тихом океане".). Знакомый командиру "Рюрика" путь на Дальний Восток (2 года назад он уже прошел его, командуя "Рындой") занял еще около трех недель. 9 апреля все той же неразлучной парой "Рюрик" и "Дмитрий Донской" отдали якоря в Нагасаки, где по-прежнему, несмотря на натянутые отношения с Японией, приходилось главным образом базироваться Тихоокеанской эскадре. Как и все ее корабли, прибывшие крейсера включились в службу стационеров в портах Китая, Японии и Кореи. В апреле они уже побывали в Чифу (Яньтай), Чемульпо, (Инчхон), на лето собрались во Владивостоке.

Мы же проследим путь через Средиземное море последовавших вскоре после постройки за "Рюриком" крейсеров "Россия" и "Громобой".

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU


© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://korabelu.ru/ "Korabelu.ru: История кораблестроения и судоходства"