Новости
Библиотека
Карта сайтов
Ссылки
О сайте





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Возвращение

Истекали сроки плавания.

Жизнь на лодке шла размеренным, обычным порядком. Однажды Хрусталев, читая в свободное время "Тихий Дон", заметил листок прошлогоднего календаря, заложенный между страницами. И какое любопытное совпадение - дата на листке соответствовала дню похода: пятое августа.

В перечне знаменательных событий, которые обычно отмечаются в календаре, Михаил Тимофеевич прочел: "Годовщина со дня принятия Латвии в Союз Советских Социалистических Республик". И вот сейчас лодка уже месяц ведет боевые действия именно здесь, у латвийских берегов.

Этот листок стал предметом оживленной беседы в кают-компании. Лисин подумал: "Хорошо бы отметить годовщину новой победой. Тогда можно будет удовлетворенными возвращаться в Кронштадт". Не успел Лисин об этом подумать, как командир отделения гидроакустиков доложил вахтенному офицеру: "Слышу шум винта одиночного транспорта". Лисин поднялся в боевую рубку.

В перископ он увидел сравнительно небольшой транспорт.

"Надо выходить в атаку",- решил он. Маневрирование и все необходимые расчеты следовало производить с особой точностью, ведь на лодке оставалась только одна торпеда. Малые глубины вскоре не позволили "С-7" действовать под водой.

"По местам стоять к всплытию!"

Из воды показалась рубка лодки. Заработал левый дизель. Командир, комиссар и два сигнальщика выскочили на мостик. В 10.15 прозвучала последняя во время этого похода команда: "Аппарат, пли!"

Но в это мгновение транспорт отвернул, и торпеда, оставляя за собой белый след, прошла в двух-трех десятках метров от его кормы. Дым повалил из трубы транспорта, он ускорил ход, торопясь уйти к берегу. Погода была пасмурной, волнение три балла.

Лисин скомандовал: "Артрасчету 45-миллиметрового орудия наверх!"

Командир орудия Василий Субботин, кок Шинкаренко, моторист Гавриков, наводчик Кулочкин ждали этой команды. Новиков крикнул: "Бей по мостику!"

Пушка быстро накалилась. От частых выстрелов в накатнике закипело масло. Его брызги, вырываясь из сальников, обжигали лица. Но артиллеристы не замечали ожогов.

Транспорт застопорил ход... горит! Мостик корабля в дыму. Орудие подводной лодки продолжало посылать снаряд за снарядом. Она совсем близко подошла к горящему - транспорту. Гусев, в руках которого был фотоаппарат, израсходовал всю пленку. В кои веки у подводников появилась возможность получить снимки результатов своей победы... "наряды продолжали пробивать транспорт ниже ватерлинии. Он начал крениться и наконец исчез в волнах. Матросы пускались в люк черные, обрызганные горячей смазкой, о бесконечно счастливые. В пылу боя они даже не сразу заметили, что получили ожоги и ушибы. У наводчика Кулочкина правая щека превратилась в сплошной синяк. Но глаза моряка светились радостью: "С-7" одержала пятую победу, и он, наводчик орудия, лично в ней участвовал! Радисты докладывали: в эфире слышны усиленные переговоры на немецком языке. Пора уходить! Могут политься катера или самолеты. Задача была выполнена, лодка срочно погрузилась.

У маяка Ристна "С-7" встретился караван транспортов шхун, охраняемый катерами, тральщиками. Но на лодке был израсходован весь боезапас. Зато самим попасть под торпеду или же подорваться на мине было вполне вероятно.

Лисин дал в Кронштадт шифровку с боевым отчетом о результатах действий подводной лодки.

Еще до подхода к устью Финского залива была получена ответная радиограмма: "Возвратиться на базу". В дождливую августовскую ночь "С-7" незамеченной вошла в Финский залив. С наступлением рассвета лодка погрузилась. Теперь ей предстояло вновь форсировать Финский залив в подводном положении, пройти по "коридорам" между минными полями. Следуя курсом на восток, командир, ожидая темноты, временно поднял перископ и увидел на небосводе багряное зарево заходящего солнца. Лисин встревожился: "Что это значит?" "Как на румбе?" - обратился он к Оленину, стоящему у руля. Тот смущенно доложил: "Товарищ командир, не понимаю, что происходит с указателем гирокомпаса. Не могу удержать лодку на заданном курсе".

В центральном посту штурманский электрик Игнатов доложил: "Гирокомпас поврежден!" Картушка гирокомпаса, за которым следил Оленин, вращалась произвольно, не давая правильных показаний.

Лисин, который продолжал поиски прохода в заграждениях, знал: всплывать на поверхность рано.

И все-таки выход гирокомпаса из строя заставил командира ускорить это решение. Оказалось, что лодка шла не в Кронштадт, а в западном направлении. С наступлением темноты "С-7" всплыла. Показания магнитного компаса не внушали доверия. На его точность повлияли недавние артиллерийские стрельбы, близкие взрывы глубинных бомб. Приказав отремонтировать гирокомпас, командир поднялся на мостик. Осматривая горизонт и небосвод, Лисин увидел Большую Медведицу и Полярную звезду. А что, если воспользоваться ею для ориентации? Ведь там, где Полярная звезда,- север. Лисин дал рулевому команду, и нос лодки пошел вправо, пока курсовой угол не стал равен нужному.

Несколько часов продолжалось движение к родным берегам, благо было ясно. Полярная звезда, надежный спутник моряков, была хорошо видна. В утренних сумерках погрузились, к этому времени гирокомпас был введен в строй. С восходом солнца в перископ увидели маяк Ротжер и гористую вершину острова Гогланд. До острова Лавенсари - первого пристанища подводников, возвращавшихся из боевых походов, было рукой подать! Командир дружески обнял штурмана Хрусталева, поблагодарил за высокое искусство кораблевождения.

Одиннадцатого августа у Лавенсари "С-7" была встрече-а нашими морскими охотниками. Но на этом ее опасные приключения не закончились.

За "С-7" с западной стороны на подходе к Лавенсари прокралась фашистская подводная лодка. К счастью, морские охотники вовремя обнаружили ее и загнали бомбами на глубину.

Тридцать восемь суток, не считая времени на переход из Кронштадта в Лавенсари, провела "С-7" в море. Она форсировала залив со средней скоростью 87 миль в сутки, затратив на переход в оба конца пять с половиной суток. Позднее было установлено, что лодка двадцать два раза пересекала линии минных заграждений. В подводных и надводных атаках она потопила четыре фашистских транспорта и один заставила выброситься на берег.

В отсеках корабля матросы готовились к возвращению. Подстригались шевелюры, сбривались бороды и баки, приводилась в порядок одежда.

Подводная лодка вернулась из боевого похода. На мостике С. П. Лисин с членами экипажа. Август 1942 г.
Подводная лодка вернулась из боевого похода. На мостике С. П. Лисин с членами экипажа. Август 1942 г.

...Готовились к торжественной встрече и в Кронштадте. На пирсе выстроились товарищи отважных подводников, в солнечных лучах сверкала медь оркестра. Когда провожали лодку в поход, на пирсе были немногие. Но вот встречать ее пришло много людей. Как только в гранитных воротах гавани показался корабль, оркестр заиграл "Встречный марш". С берега на "С-7" долетело матросское "ура!". Встречавшие увидели помятый и облупившийся корпус лодки, потемневшие от огня стволы пушек, ржавчину, покрывающую надстройки. Вот командир сходит на берег, докладывает члену Военного совета КБФ дивизионному комиссару А. В. Вербицкому. Они обнимаются, потом член Военного совета обнимает подводников, жмет руки офицерам, старшинам и матросам подводной лодки.

Среди встречающих поздравляет Лисина и командир береговой базы. По традиции он преподносит подводникам подарок - перевязанного цветной ленточкой поросенка. На розовой шерстке суриком аккуратно выведено "С-7".

Товарищи буквально засыпают возвратившихся из похода вопросами. Почтальон базы приносит на лодку самый дорогой подарок - письма близких.

Командующий Краснознаменным Балтийским флотом адмирал Трибуц В. Ф. в своих воспоминаниях пишет: "Я помню характеристики, которые дал личному составу в своим отчете военком "С-7" старший политрук В. С. Гусев.

Его руководство партийно-политической работой имело большое значение для укрепления в экипаже боевого духа, стойкости и дисциплины. В отчете Гусева было перечислено все, что сделал для безотказной работы механизмов, приборов и двигателей инженер капитан-лейтенант В. Е. Корж. Названные имена коммунистов и комсомольцев, несших ?вахту на боевых постах, выше всяких похвал. Поэтому мы ?представляем весь экипаж к награждению орденами СССР, а С. П. Лисина, как и Е. Я. Осипова, к присвоению высокого ?звания Героя Советского Союза"*.

* (Трибуц В. Ф. Балтийцы сражаются. Калининград, 1975, с. 99.)

Через две недели в Ленинграде экипажу подводной лодки "С-7" торжественно вручались правительственные награды. Орден Ленина получают Гусев, Хрусталев, Новиков, Корж, Субботин, Ляшенко, Скачко, Винокуров, Михайлов. Орден Красного Знамени - Оленин, Пятибратов, Шинкаренко, Стрельцов, Лебедев, Лукаш, Самонов и другие. Награжден весь экипаж, кроме командира. Член Военного совета Н. К. Смирнов рассеивает сомнения. Он сообщает, что Сергей Прокофьевич Лисин представлен к званию Героя Ироветского Союза и наградное представление на него ?Дослано в Москву. Матросы дружно поздравляют своего командира.

Им, испытавшим вместе с Сергеем Прокофьевичем все трудности похода, победившим смерть, хочется снова и снова выразить командиру свою искреннюю благодарность.

Торжественная церемония происходила в клубе части подводных лодок.

Когда кончился праздничный обед и в честь подводников был устроен концерт, команда лодки, подхватив Лисина на плечи, пронесла его через весь двор в зрительный зал. Лисин был растроган до глубины души. Он еще раз почувствовал верную и истинную дружбу своих боевых товарищей, ставших ему родными и близкими людьми.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU


© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://korabelu.ru/ "Korabelu.ru: История кораблестроения и судоходства"