Новости
Библиотека
Карта сайтов
Ссылки
О сайте





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Последний поход

После возвращения из первого похода Лисин с другими командирами подводных лодок был вызван в Смольный. Они доложили партийному и военному руководству города итоги боевых походов.

На столах были развернуты подробные морские карты переходов балтийских лодок и районов их действий. Сергей Прокофьевич Лисин вспоминает: "Андрей Александрович Жданов сказал: "Мы понимаем, насколько опасны ваши походы, но нужно опровергнуть гитлеровскую пропаганду о том, что Балтийский флот заблокирован в Ленинграде и в Кронштадте. И вот подводники своими действиями опровергают вражескую ложь". И далее продолжал: "Фашисты хвастают, что на Балтике ими потоплено в этом году тридцать подводных лодок. Значит, любой из вас потоплен уже несколько раз. Но вы им действительно страшны. Каждый вражеский транспорт, пущенный на дно вашими торпедами, лишает гитлеровские армии, стоящие кольцом вокруг Ленинграда, пополнения резервами. А это значит, дорогие товарищи, что вы помогаете срывать и их разбойничий план взять наш город штурмом!"

Вскоре Сергей Прокофьевич получил краткий отпуск. Они провели его с женой в доме отдыха КБФ в Кубенском Вологодской области. Он много рассказывал Тоне о походе, отзывался с восторгом о своем экипаже.

Они гуляли у берегов Кубенского озера, бродили по залитым предвечерним солнцем лесным дорожкам. О предстоящей разлуке почти не говорили.

Точно в назначенный день и час Лисин возвратился на свой корабль. Сергей Прокофьевич был огорчен тем, что во время его отпуска "С-7" лишилась двух опытных, проверенных в бою офицеров - Новикова и Коржа. Новикова списали по болезни. Корж как дублер дивизионного механика должен был срочно заменить на подводной лодке "С-12" тяжело заболевшего инженера-механика.

Предстояла вновь боевая страда для "С-7". Материальная часть была отремонтирована, заменено 100-миллиметровое орудие. В октябре Лисину сообщили, что его лодку предполагают послать в Ботнический залив. Поход намекался еще более сложный, чем предыдущий. Лисин спешил уйти в море до ледостава.

Прощай, Кронштадт! Хотя время позднее, но друзья провожают "С-7".

Лодка проходит за тральщиком по южному фарватеру до Шепелевского маяка. Отсюда к Лавенсари ей предстоит В следовать в одиночку.

Двадцать четвертого октября 1942 года в газетах был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР, в нем говорилось: "За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство присвоить звание ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА с вручением ордена ЛЕНИНА и медали "ЗОЛОТАЯ ЗВЕЗДА":

  1. Командиру дивизиона подводных лодок капитану 2-го ранга ГАДЖИЕВУ Магомету Имадутиновичу.
  2. Командиру подводной лодки капитану 3-го ранга ЛИСИНУ Сергею Прокофьевичу.
  3. Командиру подводной лодки капитан-лейтенанту ОСИПОВУ Евгению Яковлевичу.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. КАЛИНИН

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. ГОРКИН

Москва, Кремль, 23 октября 1942 года".

В этот же день были подписаны указы о награждении ряда подводных лодок орденом Красного Знамени, о присвоении звания Героя Советского Союза морским летчикам и легендарной пятерке защитников Севастополя - краснофлотцам Красносельскому, Одинцову, Паршину, Цибулько и политруку Фильченкову, уничтожившим ценой своей жизни десять фашистских танков.

Командир подводной лодки 'Щ-406' Е. Я. Осипов и командир 'С-7' С. П. Лисин изучают обстановку перед походом. 1942 г.
Командир подводной лодки 'Щ-406' Е. Я. Осипов и командир 'С-7' С. П. Лисин изучают обстановку перед походом. 1942 г.

"Правда" в день опубликования указов в своей передовой "Родина зовет военных моряков к новым подвигам" писала: "Где только не сражаются военные моряки за Советскую Родину! В штормы и бури уходят из баз в многодневные походы корабли, неся смерть в стан противника... Моряки заслужено стали любимцами советского народа. Само слово "моряк" является синонимом беспредельного бесстрашия и отваги, удачи и находчивости, непримиримой ненависти к врагу, неодолимой воли к достижению поставленной цели...

В сложнейших условиях ведет свою изумительную борьбу Краснознаменный Балтийский флот. Его корабли в трудных условиях борьбы наносят врагу страшные по своей силе удары, достают его в самых потаенных местах..."

"Подводники! - обращалась уже непосредственно к ним "Правда".- Неустанно ищите врага, нарушайте его коммуникации, топите неприятельские корабли. Каждый потопленный немецкий транспорт, миноносец или подводная лодка - помощь всем нашим фронтам...

Родина с любовью и гордостью смотрит на вас, сыны Военно-Морского Флота. Новыми подвигами, новыми ударами по врагу ответьте на эту любовь!"

У меня сохранился старый номер газеты "Красный Балтийский флот", посвященный героям подводникам и летчикам. Там напечатаны и мои стихи во славу отважных.

О любимцах страны, героях 
В день боев долетает весть. 
В море, в воздухе, под водою 
Звонко здравица Трянь в их честь.

Праздник наш Не под мирной крышей!
На глубинах морских путей,
Смелый Осипов, ты услышишь
О высокой награде своей.  

Все мечты молодые сбылися,
Гордым подвигом сердце полно.
Это мститель Балтики Лисин 
Снова шлет фашистов на дно.

...Славьте смелых, славьте крылатых! 
Грянь балтийский клич: победим! 
Мы фашистской орде проклятой 
Ленинграда не отдадим!

Командование Балтийского флота послало Лисину, который уже неделю находился в море, радиограмму о присвоении ему звания Героя Советского Союза.

Но напрасно ждали радисты в штабе КБФ ответа. Лодка молчала.

Истекли сроки автономного плавания. Зима сковала льдом Финский залив. Товарищам стало ясно: корабль из похода не вернется. Ведь в тот день, когда был опубликован Указ о награждении Лисина шведское радио сообщило о потоплении в районе Аландского архипелага советской субмарины.

Примерно тогда же немецкие подводники приняли к исполнению приказ своего командующего, адмирала Деница. Он гласил: "Запрещается предпринимать любые попытки к спасению потопленных кораблей и судов, то есть вылавливать тонущих, передавать их на спасательные шлюпки, снабжать пострадавших провизией и водой. Спасение противоречит самому первому правилу ведения войны на море, требующему уничтожения судов противника и их команд"*.

* (Дениц К. Немецкие подводные лодки во второй мировой войне. Пер. с нем. М., 1964, с. 291.)

В начале января 1943 года приказом командующего Балтийским флотом "С-7" была исключена из состава действующих кораблей как погибшая при выполнении боевого задания. В эти дни Антонине Григорьевне Лисиной в Новосибирск, жене Хрусталева в Ярославль, Нине Олениной в Ленинград и всем другим родным и близким моряков пришли короткие скорбные извещения. Антонина Григорьевна работала на авиационном заводе. Придя домой, она вскрыла конверт и прочла: "Сообщаем, что Ваш муж, капитан 3-го ранга Лисин Сергей Прокофьевич, погиб в борьбе с немецкими захватчиками..."

Когда тонет подводная лодка, обстоятельства гибели ее экипажа остаются обычно неизвестными. Море цепко хранит свои тайны. Но о судьбе подводной лодки "С-7" мы знаем теперь все.

Что же произошло с ней во время осеннего похода 1942 года?

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU


© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://korabelu.ru/ "Korabelu.ru: История кораблестроения и судоходства"