Новости
Библиотека
Карта сайтов
Ссылки
О сайте





предыдущая главасодержаниеследующая глава

"М-90" вступает в строй

Осенью 1942 года я был назначен на должность флагманского штурмана дивизиона "малюток". Мне было приказано сдать дела А. М. Капитонову. Еще в предвоенные годы Алексей Михайлович закончил Ленинградское мореходное училище, проходил службу на "М-102" в качестве командира отделения рулевых и сигнальщиков, затем плавал на подводных лодках других типов, учился в классах подводного плавания и был зачислен в командный состав, ему было присвоено звание младшего лейтенанта. Я хорошо знал его по предыдущей совместной службе. Везде, где бы он ни служил, выполнял свои обязанности исправно и назначение на должность штурмана "малютки" вполне заслужил.

Я находился в приподнятом настроении. Новое назначение, повышение в должности рассматривал как высокую оценку моего труда. Но все же самый волнующий момент при сдаче дел - это прощание с экипажем, с которым породнился за время боевых походов. Я обходил строй моряков, и многие из них - это было видно по глазам - расставались со мной с сожалением.

Трогательным было расставание с командиром Петром Васильевичем Гладилиным. Он часто приглаживал волосы - первый признак, что волновался.

- Жаль расставаться с тобой, Юрий Сергеевич. Когда спросили мое мнение относительно твоего выдвижения, так и подмывало сказать - "не переводите с нашей лодки", но подумал - надо же и тебе расти. Так что рад, что ты назначен на более высокую должность. В советах ты не нуждаешься, но все же пожелаю тебе не задерживаться ни в званиях, ни в должностях, всегда взваливай на себя более трудную ношу. Ведь только тогда человек растет, закаляется...

Я покинул "М-102" и теперь бывал на ней как флагманский специалист дивизиона, в состав которого она входила. Уже отмечалось, что флагманский штурман одновременно являлся и внештатным начальником штаба дивизиона. Словом, объем моих обязанностей заметно возрос. Начальнику штаба надлежало вникать в жизнь и деятельность каждой "малютки". Должен отметить, что отношения между штабом и подводными лодками сложились деловые и взаимно уважительные, что помогало в работе.

Одна из главных задач штаба состояла в обеспечении боевых походов, в повышении боеготовности экипажей подводных лодок. Вот почему мы в первые же дни проанализировали уровень боевой готовности дивизиона.

В пределах Финского залива боеспособность дивизиона в то время определялась двумя подводными лодками - "М-96" и "М-102". Подводные лодки "М-77" и "М-79" ввиду технических ограничений в эксплуатации к боевым действиям не привлекались. А "М-90" все еще продолжала стоять на стенке завода.

Территория судостроительного завода имени А. А. Жданова оказалась в зоне досягаемости огня не только артиллерии, но и минометов противника. Место стоянки "малютки" отделяло от передовой позиции фашистов, копавшихся в районах городской больницы и завода "Пишмаш", всего лишь три километра. Было предпринято несколько попыток подвести к лодке плавучие краны с высокими стрелами, но успеха эти попытки не имели, так как всякий раз начинался артиллерийско-минометный обстрел. Краны приходилось уводить в укрытие. При этом "М-90" получала все новые и новые повреждения от осколков снарядов и мин. Словом, хлопот с лодкой было много. Мне приходилось ежедневно заниматься проблемой спуска лодки на воду.

Осложнялась она тем, что в большинстве своем сотрудники конструкторского бюро завода были эвакуированы из Ленинграда. Многие из них сражались в рядах народного ополчения, другие не вернулись с оборонных работ, погибли от голода и болезней в первую блокадную зиму. Получилось так, что к середине 1942 года в конструкторском бюро осталось всего лишь тринадцать человек. Они нуждались в помощи и вскоре ее получили со стороны бригады подводных лодок, направившей на завод группу военных инженеров. Это были крупные специалисты и замечательные люди, которых возглавил флагманский инженер-механик Е. А. Веселовский.

Евгений Александрович - ветеран подводного флота. Он длительное время служил на Дальнем Востоке, принимал участие в становлении подводных сил Тихоокеанского флота.

Под стать ему были и его помощники. Александр Кузьмич Васильев, возглавлявший электромеханическую часть, умело руководил специалистами подводных лодок, проявлял заботу о содержании аккумуляторных батарей и электрооборудования, контролировал специальную подготовку электриков, помогал им в вопросах обслуживания техники и ее ремонта.

Борис Дмитриевич Андрюк - талантливый инженер-механик. Сначала он был флагманским инженером-механиком дивизиона, а затем помощником флагманского инженера-механика бригады, ведающим вопросами борьбы за живучесть кораблей, оружия и технических средств. Внимательный к людям, он ревниво исполнял свои служебные обязанности, был требователен, справедлив, и за это подводники его уважали.

С энтузиазмом включились в работу И. Р. Рамазанов, Н. И. Мамонтов, Б. С. Семенов.

Близкие отношения у меня сложились с Ибрагимом Рамазановичем Рамазановым, с которым я был знаком еще с довоенного времени, когда мы служили вместе на "малютках" в Ханко. В то время он был уже инженером-механиком дивизиона подводных лодок типа С. Я многому научился у него. Он обогатил меня знаниями, ставшими основой для последующего освоения многих типов подводных лодок.

И вот теперь Рамазанов вместе с другими инженерами горячо взялся за подготовку "малютки" к спуску на воду.

Главный инженер завода В. И. Дубовиченко поручил конструкторам изыскать возможность спуска подводной лодки на воду без плавучих кранов. Было предложено несколько вариантов. Лучшим из них оказался проект руководителя конструкторского бюро Ореста Федоровича Якоба, талантливого специалиста и умелого организатора. Но первая попытка спуска не принесла успеха. И тогда межведомственная комиссия, в которую входили военные моряки и судостроители, пришла к выводу: "М-90" замаскировать на территории завода до лучших времен... Но поиски способов спуска лодки на воду продолжались. Было досадно, что в дни, когда решалась судьба Ленинграда, исправная лодка бездействовала. Ее нужно было во что бы то ни стало ввести в строй боевых кораблей.

О. Ф. Якоб предложил: подтянуть подводную лодку к кромке пирса, произвести герметизацию и с помощью специального устройства сбросить ее на воду. Произвели расчеты, выполнили эскизы. Но просто было только на бумаге и весьма сложно - на практике. Как-никак в воду предстояло сбросить со значительной высоты почти двести тонн. Предложенный вариант являлся уникальным в практике подводного флота. Когда приступили к делу, то оказалось, что конфигурация стенки, имеющей у самой воды уступ, и сваи, оставшиеся в воде после строительства, не позволяли осуществить замысел. Тогда инженеры предложили подвести к пирсу баржу, упереть в нее своего рода дорожки и спустить подводную лодку на воду боковым способом. Этот проект был утвержден.

Подготовка к столь необычной операции развернулась полным ходом. Основная тяжесть легла на плечи экипажа "М-90" во главе с ее командиром капитан-лейтенантом С. М. Эпштейном. Завод выделил непосредственных руководителей работ - строителя-инженера В. А. Абрашкевича и старшего мастера А. С. Щедрова. Инженер-механик дивизиона "малюток" Н. И. Мамонтов, скромный, исполнительный, влюбленный в свое дело офицер, большую часть времени находился на заводе. Зачастили на "М-90" и другие флагманские специалисты, которые нередко трудились рука об руку с краснофлотцами. Работали с раннего утра до позднего вечера, а зачастую и ночью, маскируя тусклое внешнее освещение от наблюдателей противника.

Наконец 23 октября 1942 года все подготовительные работы завершились. День был пасмурный и дождливый, видимость скверная, и фашистские самолеты в воздух не поднимались. Над позициями врага нависла туманная пелена. Все это способствовало скрытности действий.

Ранним утром все, кто должен был участвовать в спуске, прибыли на завод. Инженеры проверили последние приготовления.

Настал волнующий момент. Как только были убраны упоры и обрублен основной трос, "малютка" начала движение по спусковым дорожкам. Качнув и накренив баржу, она плюхнулась на воду с высоты трех метров, подняв огромный водяной вал и тучи брызг. Прошли секунды - и вот уже лодка раскачивается на волнах. Многомесячная работа завершилась успешно.

В блиндаже, оборудованном под большим стапелем, в честь участников спуска состоялся скромный обед. Командир дивизиона тогда сказал:

- Тем, что подводная лодка "М-90" вступила в строй, будет плавать и воевать, мы обязаны прежде всего инженерам и рабочим завода, и в первую очередь начальнику конструкторского бюро Оресту Федоровичу Якобу, и если нам удастся нанести урон противнику, то в этом будет и их заслуга.

Будучи тогда на обеде, я не знал, что пройдет полгода, и командовать этой лодкой будет доверено мне.

Народный комиссар судостроительной промышленности СССР своим приказом за спуск подводной лодки "М-90" объявил заводу имени А. А. Жданова благодарность, отметил группу инженеров, проявивших инициативу в разработке технически смелого проекта спуска без помощи плавучих кранов.

Для того чтобы окончательно ввести "М-90" в строй боевых кораблей, потребовалось немного времени. Экипаж упорно и настойчиво готовил ее к выходу в море. Не проходило дня, чтобы комдив П. А. Сидоренко не побывал на этой подводной лодке. Уместно напомнить, что Петр Антонович командовал "М-90" еще в предвоенные годы, когда наши подводные корабли стали ходить в дальние походы и много плавать, в том числе и подо льдом.

Плавание подо льдом... Ныне атомные подводные лодки совершают длительные арктические походы. И это никого не удивляет. Но когда-то очутиться под толщей льдов казалось чем-то невероятным.

Мне довелось слушать интересные, во многом поучительные рассказы контр-адмирала А. Т. Заостровцева, служившего в бригаде подводных лодок Тихоокеанского флота, о первых подледных плаваниях, Он и его старший помощник Н. П. Египко, уже знакомый читателю как первый командир объединенной бригады подплава КБФ, в 30-х годах были пионерами походов подо льдом.

В то время возможности подледного плавания обусловливались тактико-техническими данными дизель-аккумуляторных подводных лодок, которым для пополнения энергозапасов, заряда аккумуляторных батарей, для проветривания отсеков нужен атмосферный воздух. Такие подводные лодки вынуждены плавать попеременно над водой и под водой, а поэтому их называли ныряющими. Время их плавания подо льдом определялось подводной автономностью и не превышало двух-трех суток.

В историю флота вписаны имена подводных кораблей, которые прокладывали пути подо льдом. Среди них подводная лодка "М-90" под командованием П. А. Сидоренко. Она принимала участие в освоении подледного плавания на Балтике. Основная сложность заключалась в том, что затруднялось наблюдение за внешней обстановкой. Долго шли поиски средств, которые бы обеспечивали визуальное наблюдение из-подо льда, заряд аккумуляторной батареи, пополнение запасов воздуха высокого давления из атмосферы, вентилирование отсеков, а в случае необходимости и пробивку льда для всплытия в надводное положение.

Капитан-лейтенант А. В. Лепешкин, с которым мне довелось служить, рассказывал, как начинались испытания лодок для подледного плавания. В 1939 году он предложил проект устройства для использования перископа из-подо льда. Приказом народного комиссара ВМФ была создана комиссия под председательством командира бригады "малюток" капитана 2 ранга Н. И. Виноградова. Для проведения испытаний выделили подводную лодку "М-90". Выбор имел основание. В 1938 году она заняла первое место по боевой и политической подготовке на флоте. Командир П. А. Сидоренко и инженер-механик М. И. Колушенков были поощрены.

Советско-финляндская война ускорила необходимость подледного плавания. На тумбе перископа подводной лодки установили гидробур, а на носовой и кормовой оконечностях надстройки - металлические стыки, предохраняющие от ударов об лед. Испытания подо льдом дали положительные результаты. Гидробур без затруднения проделывал во льду отверстие, в которое входил перископ.

Спуск "М-90" на воду воскресил в нашей памяти эти страницы истории, и мы гордились тем, что наш комдив принимал участие в подледных плаваниях на этом корабле. После спуска на воду "малютка" перешла к плавбазе "Аэгна" на Тучковую набережную Малой Невы.

В ноябре 1942 года произошло незабываемое в моей жизни событие - меня приняли в члены партии. То, о чем я мечтал всю свою сознательную жизнь - быть коммунистом, свершилось. Партийцы, обсуждая вопрос о моем приеме в партию, говорили больше всего о том, как я вел себя в боевых походах. Это и понятно. Ведь партия требовала от коммунистов примерности, мужества и стойкости в боях за Родину. Я перебирал в памяти походы на "М-102", превосходившие сроки автономности, прорывы лодкой противолодочных рубежей, вспоминал боевых друзей, мужественно смотревших смерти в лицо.

Выступления на собрании были лаконичными: "Достоин быть в рядах партии". И вот голосование и единодушное решение - перевести из кандидатов в члены партии.

А через несколько дней дежурный по бригаде объявил о вызове в политотдел. Я переоделся в выходную форму и с чувством волнения отправился за получением партбилета. Многое запомнилось в деталях. В каюте начальника политотдела я словно заново ощутил великую ответственность за дело партии. Начальник политотдела капитан 2 ранга М. Е. Кабанов посмотрел внимательно мне в глаза, как бы спрашивая: "Ну, не подведешь?" Он сказал:

- Партийная организация единодушно высказалась за принятие вас в партию. Значит, верит вам. Надеюсь, и в дальнейшем будете высоко нести звание члена партии,- и протянул мне красную книжицу партийного билета.

Итак, после двухгодичного кандидатского стажа я стал членом ВКП(б). Произошло это в блокадном Ленинграде. А спустя несколько дней на плавбазе "Полярная звезда" командующий Краснознаменным Балтийским флотом вице-адмирал В. Ф. Трибуц вручал правительственные награды подводникам. Он улыбался и, вручая ордена, шутил, говоря многим: "Верю, что это не последняя награда" или "Надеюсь, будем вас встречать из боевых походов салютами и поросятами на подносе".

В тот день мне была вручена первая награда Родины - орден Красной Звезды за № 74868. Позже 22 декабря 1942 года, Президиум Верховного Совета СССР принял Указ об учреждении медалей за оборону Ленинграда, Сталинграда, Одессы и Севастополя. В нашем дивизионе с большим подъемом прошел митинг личного состава. Вскоре начальник политотдела бригады от имени Президиума Верховного Совета СССР вручил малюточникам медаль "За оборону Ленинграда".

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU


© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://korabelu.ru/ "Korabelu.ru: История кораблестроения и судоходства"