Новости
Библиотека
Карта сайтов
Ссылки
О сайте





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Необычный рейс

Солнечным утром командир дивизиона П. А. Сидоренко и я обходили подводные лодки, приткнувшиеся к каменной стенке: они словно бы отдыхали после трудных походов. Иные корпуса хранили на себе следы войны: вмятины от осколков и наваренные листы металла на пробоинах. Чуть в сторонке стояли две подводные лодки - "М-77" и "М-79". Они отличались от других "малюток" своей архитектурой и боевыми возможностями. Эти лодки - первенцы отечественного судостроения. К началу войны они уже претерпели технический да и моральный износ, имели ограниченные возможности плавания, погружаясь на глубины до тридцати метров.

Командир дивизиона П. А. Сидоренко, глядя на эти "малютки", задумчиво произнес:

- Что делать с ними? Матросы каждый день обращаются: "Когда нас пошлют на боевое задание?" А когда объясняешь причины вынужденной стоянки, в один голос заявляют: "Переведите на другие подводные корабли, которые ходят в море, или спишите в морскую пехоту".

Ценную мысль высказал капитан 2 ранга Е. Г. Юнаков, командир дивизиона средних лодок, не терявший своих связей с экипажами "малюток". Он предложил перебазировать подводные лодки "М-77" и "М-79" на Ладожское озеро для решения задач разведки и борьбы с судоходством противника. И вот я получил задание обосновать возможность и необходимость такого предложения, а также разработать мероприятия по перебазированию.

Командование бригады и дивизиона впервые разрабатывали руководство по действиям подводных лодок в озерных условиях. Прежде всего встал вопрос, как их доставить на Ладогу из блокадного Ленинграда. Ведь большая часть левого берега Невы, несмотря на прорыв блокады Ленинграда и освобождение города Шлиссельбурга (Петрокрепости), все еще находилась в руках врага.

Итак, Нева для перехода на озеро исключалась. Вспомнили предвоенную практику. Перевозки малых кораблей с флота на флот в ту пору случались нередко. По железным дорогам подводные лодки перевозились, как правило, на специальных транспортерах.

Предложение - перевезти "малютки" по железной дороге - доложили наркому ВМФ адмиралу Н. Г. Кузнецову. Он одобрил, и мы развернули подготовительные работы.

Нужно было пробудить у коммунистов, комсомольцев и всего личного состава чувство высокой ответственности за выполнение необычной и сложной задачи, поставленной командованием. Было решено провести объединенное открытое партийное собрание двух экипажей с приглашением флагманских специалистов дивизиона и бригады,

Участники собрания с воодушевлением восприняли приказ о переводе подводных лодок на Ладожское озеро.

- Члены экипажа нашей лодки,- подчеркнул в своем выступлении командир "М-77" И. М. Татаринов,- гордятся тем, что им выпала честь прокладывать новые пути в использовании малых подводных лодок в закрытых пресных водоемах. И мы приложим все силы, чтобы оправдать высокое доверие.

Партийное собрание выразило стремление личного состава - тщательно подготовиться к перевозке подводных лодок и освоению озерного плавания. Решили трудиться посменно, круглые сутки. Флагманские специалисты штаба взяли на себя обязательства возглавить работы.

Собрание придало мощный импульс в подготовке лодок к перебазированию. Люди трудились самоотверженно, днем и ночью. Флагманские специалисты штаба выступили организаторами многих начинаний.

Основная тяжесть труда легла на плечи командиров подводных лодок И. М. Татаринова и К. С. Кочеткова (его перед самой отправкой на Ладогу заменил А. А. Клюшкин, прибывший с Тихоокеанского флота). Командир дивизиона П. А. Сидоренко координировал усилия штаба дивизиона и экипажей кораблей. При этом мы напоминали морякам, что предстоящее озерное плавание явится дальнейшим развитием боевого использования подводных сил в новых условиях и что оба экипажа станут первопроходцами в деле освоения закрытых пресных водоемов.

Первое, с чем нам пришлось столкнуться, так это с поиском специальных транспортеров для перевозки лодок. В Ленинграде их не оказалось. И тогда было принято решение осуществить перевозку на обычных открытых платформах. Пришлось разработать специальное крепление корпусов. Чтобы облегчить лодки, с них сняли аккумуляторные батареи, оружие, все корабельные запасы и различное имущество. Мы изучили путь движения эшелона, учли его проходимость по высоте под мостами, линиями высоковольтных передач и другими сооружениями.

Первой начали погружать "М-79". Она всю зиму простояла на Балтийском заводе в качестве электростанции: подавала электроэнергию в цеха по 12-14 часов в сутки. Перед отправкой на Ладогу личный состав своими силами в исключительно короткие сроки произвел капитальный ремонт главных и вспомогательных механизмов. Плавучие краны подняли "малютку" из воды и установили на железнодорожные платформы. Такая же операция была произведена и с "М-77". Платформы с подводными лодками, зачехленными брезентом, перевели на полустанок, расположенный на окраине Ленинграда,- Дачу Долгорукова. Здесь теперь был железнодорожный узел, через который следовали транзитные поезда и где формировались составы. С этого полустанка должен был начаться необычный рейс "малюток" на Ладогу.

В те дни встал вопрос: кому из машинистов депо доверить проводку уникального поезда Кандидатов было несколько, но выбор пал на члена комсомольского бюро депо, молодого, но уже опытного и обстрелянного на войне машиниста Василия Алексеевича Еледина.

В. А. Еледин в первую блокадную зиму, когда в городе недоставало топлива, водил комсомольский паровоз "ЭШ-4375"1, обеспечивая торфом 5-ю городскую электростанцию, единственную, которая в то время снабжала электроэнергией Ленинград.

1 (27 января 1974 года на станции Ладожское Озеро в ознаменование 30-й годовщины разгрома немецко-фашистских войск под Ленинградом открыт "мемориальный вокзал с музеем "Дорога жизни", рядом с которым на вечную стоянку поставлен паровоз "ЭШ-4375" (Вечерний Ленинград. 1974. 28 янв.).)

После прорыва блокады в январе 1943 года Еледин стал водить поезда, обеспечивавшие сообщение Ленинграда со страной. Был он тогда машинистом паровоза "ЭУ-708-83", сержантом, командиром отделения, возглавлял комсомольско-молодежную бригаду.

В конце апреля В. А. Еледину было поручено приступить к выполнению задания Военного совета фронта по перевозке эшелона с подводными лодками. Состав был необычным, и требовалось особое внимание при его комплектовании, а также и при движении на трех платформах.

- Вези аккуратно, без рывков,- сказал начальник паровозной колонны Н. И. Кошелев, напутствуя В. А. Еледина и его помощников, совсем еще молодых пареньков - Алексея Илларионова и Михаила Стебунова.- Подводные лодки - груз ответственный, скорость движения не должна превышать полутора-двух километров в час.

Нас особенно беспокоили крутые повороты железнодорожной колеи. Подводники проверили крепления, убедились, что все сделано надежно. С эшелоном следовали энергетики, связисты, такелажники, сварщики и водолазы. Движение началось во время, предусмотренное графиком транспортировки.

Еледин впоследствии рассказывал, что "за паровозом был прицеплен вагон для представителей военно-морского командования, управления железной дороги и различных специалистов, но в нем не было необходимости. Почти все сопровождающие шагали рядом с платформами. От "конвоя" только и слышались предостерегающие окрики: "Потише!", "Внимание!", "Осторожно!". Но я и без них - сплошная бдительность, знаю, что везу. Небось не ждут фашисты такого гостинца в водах Ладоги. Думаю об этом и, честно говоря, горжусь, что мне доверили перевезти "малютки".

У станций Заневский Пост, Всеволожская и Рахья энергетики вынуждены были снять провода линий высоковольтных передач, так как состав не мог пройти, а с проходом эшелона восстановили их. Больше всего досталось связистам. Свыше трехсот раз они рассоединяли, а затем восстанавливали многочисленные линии связи. Особенно сложным оказался участок пути от станции Рахья до станции Ириновка. Здесь очень много закруглений. Поворот следовал за поворотом.

Но вот самый сложный участок дороги позади. Поезд прибыл на конечную станцию Ладожское Озеро. Осталось пройти трехкилометровый путь до бухты Гольсмана. Здесь было проложено две колеи, условно названные "Костыль" и "Болт". Они доходили до слипа, используемого для вывода из воды на железнодорожный путь топливных цистерн. Водолазы отдали крепления, и подводная лодка "М-79" соскользнула па воду. Ее отбуксировали в бухту Морье. Такой же путь прошла и "М-77".

Так на Ладожском озере появились подводные лодки. Они составили отдельную группу, подчиненную командующему Ладожской военной флотилией контр-адмиралу В. С. Черокову. Местом их постоянного базирования стала главная база флотилии - Новая Ладога, расположенная в устье Волхова. Экипажи разместились на правом берегу реки в деревянных домах, добротно срубленных из сосновых бревен.

Подводникам требовалось время, чтобы врасти в новую обстановку. Прежде всего следовало освоить озеро как район боевых действий. В определенных отношениях Ладожское озеро морю не уступает. Это самое большое озеро в Европе. Его длина - 219 километров, ширина - 83 километра, глубины - до 230 метров. Средняя глубина порядка 50 метров. По глубинам озеро приближается к Финскому заливу, если не принимать во внимание его глубоководные впадины. Здесь подводные лодки могли вести боевые действия в северной и центральной части.

На Ладожском озере более 660 островов, которые в своем большинстве расположены на северо-западе, где образуют шхеры. Северные берега большей частью высокие и скалистые, изрезанные глубоко впадающими в них фьордообразными заливами. Южные берега преимущественно низкие, слабо изрезанные, поросшие лиственными лесами, с множеством песчаных и каменистых кос, с пляжами. На озере, особенно в осенне-зимний период, часты сильные ветры, развивающие штормы, по своей силе не уступающие балтийским. Волны крутые и резкие. Много неприятностей достается кораблям, застигнутым штормами в открытом озере.

На озере противник имел корабельный состав, но в основном финский, состоящий из судов малого водоизмещения и катеров. Имелась небольшая группа итальянских торпедных катеров и немецких десантно-артиллерийских самоходных барж-катамаранов типа "Зибель", доставленных по железной дороге через финскую территорию. Противолодочной обороны на озере противник, по существу, не имел.

Незначительной была и минная опасность. Ставились в основном одиночные финские противокорабельные мины типа "Маталла" у прибрежных коммуникаций и в устьях рек на подходах к пунктам стоянок наших кораблей и судов. Они сравнительно легко обезвреживались.

На озере легко решалась одна из главных проблем подводников - обеспечение в достаточном количестве и в любое время плавания пресной водой. Ее запасы были неограниченны.

Изучив особенности Ладоги, экипажи "М-77" и "М-79" приступили к выполнению боевых задач. Ладожская военная флотилия, как составная часть Балтийского флота, оперативно взаимодействовала с войсками Ленинградского и Волховского фронтов, на стыке которых она располагалась, а затем и Карельского фронта. Флотилия обеспечивала безопасность единственной водной артерии, связывающей Ленинград со страной, и, находясь на флангах фронтов, содействовала их войскам в ведении боевых действий на озерном направлении.

Летом 1943 года я начинал рабочий день с изучения донесений с "малюток", находившихся на Ладожском озере, и докладывал вытекающие из них выводы командиру дивизиона. Что же было общего в тех донесениях? Какие задачи решали лодки? Прежде всего они вели разведку в интересах флотилии и фронтов, высаживали и снимали с побережья, занятого противником, разведывательные группы, несли дозоры и своим присутствием создавали угрозу для судоходства противника на озере, вынуждали его принимать контрмеры, требовавшие больших затрат сил и средств.

До конца 1943 года "малютки" совершили на озере десять боевых походов. Подводная лодка "М-77" под командованием капитан-лейтенанта И. М. Татаринова совершила три похода, продолжительностью по пять суток каждый, в районы Андрусовской губы, острова Валаам и восточного побережья. Успешные боевые походы совершила и "М-79" под командованием гвардии капитана 3 ранга С. З. Тращенко, сменившего капитан-лейтенанта А. А. Клюшкина, который был назначен командиром подводной лодки "С-4". В это же время на ней сменился и инженер-механик. Новый командир БЧ-5 старший техник-лейтенант В. Н. Нестеров взялся за дело с большим желанием и энтузиазмом.

В первые годы после войны, когда мне довелось командовать Краснознаменной подводной лодкой "Лем-бит", я ближе познакомился с ним. Василий Нестерович имел качества, присущие зрелым подводникам. Руководя подчиненными, он всегда был вместе с ними. Таких, как он, любовно называли трудягами. Уверенность Нестерова в людях и его высокие качества флотского инженера-механика помогали ему управлять подразделением в самых сложных условиях.

Но вернемся к боевым действиям подводных лодок на Ладоге. В октябре Волховский фронт в бухте Мусталахти высаживал диверсионный десант. "М-77" выполняла в его интересах задачи навигационно-гидрографического обеспечения, выставила в районе подхода десанта буй и продолжала вести наблюдение. В это же время у базы корабельных сил противника - Лахденнохья находилась "М-79". Она вела наблюдение за неприятельскими кораблями. Обе подводные лодки успешно выполнили свои боевые задачи.

Несколько дней спустя "М-79" произвела разведку побережья между устьями рек Тулокса и Видлица. Этот район особенно интересовал командование Волховского фронта, как наиболее удобный для высадки оперативно-тактического десанта в случае наступления советских войск в межозерном районе на олонецком направлении.

Подводная лодка "М-79" до начала ледостава еще дважды выходила на разведку в этот район и оба раза доставляла командованию ценные сведения о противнике.

В ноябре в очередной пятидневный поход вышла подводная лодка "М-77", имея задачу высадки разведчиков на побережье, занятое противником. Боевая задача была решена успешно.

Завершив летнюю кампанию на Ладожском озере, "малютки" занесли на свой счет ряд успешно решенных боевых задач. Наиболее отличившимся командующий Ладожской военной флотилией контр-адмирал В. С. Чероков вручил награды Родины. В числе награжденных были командир подводной лодки "М-77" капитан-лейтенант И. М. Татаринов, старшина 1-й статьи А. Р. Мальцев, старшина 2-й статьи П. И. Чугунов, старший краснофлотец Н. Ф. Ханычев. Они были первыми из подводников, награжденными за отличные боевые действия на Ладоге.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU


© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://korabelu.ru/ "Korabelu.ru: История кораблестроения и судоходства"