Новости
Библиотека
Карта сайтов
Ссылки
О сайте





предыдущая главасодержаниеследующая глава

§ 19. "Его высочество изволил..."

Трудно пробивалась творческая мысль. Рутинные порядки "засасывали", даже Н. Е. Кутейников, недавний "генератор идей" в МТК, получив высокий пост главного инспектора кораблестроения (назначен в октябре 1895 г.) стал опасаться новшеств. А смелые проекты были так необходимы для того же "Громобоя", постройка которого началась 14 июня 1897 г.

Рядом с ним на том же заводе строились корабли близкого назначения - броненосцы-крейсера, как их называли в МТК, типа "Пересвета", и, казалось бы, естественной должна быть мысль об унификации важнейших проектных решений по этим кораблям, и прежде всего башенных установок. На заказ башен для 203-мм орудий по прототипу "Пересвета" вряд ли потребовалось больше времени, чем на бесконечную перекройку бронирования, в которой все более увязал проект "Громобоя". Оказалось, что проект корабля не имел ни своего хозяина, ни защитника. Все распоряжались, как умели, забывая при этом о последствиях. И вершину всей этой безалаберности, о которой спустя 10 лет прямо говорила официальная морская история, достойно венчал генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович. Жуировавший за границей холостяк, он как истый барин-помещик, возложивший все заботы на управляющего его имением, лишь время от времени наведывался в свои угодья, то есть во вверенное ему ведомство. Заботами о состоянии, нуждах и перспективах развития флота, к которым должность обязывала государственного деятеля, он, похоже, себя не обременял. А то внимание, которое он иногда обращал на вверенные ему флот и ведомство, чаще всего приводило подчиненных в смятение. Так было и с представленным на его "благовоззрение" (только в холопствовавшей России существовал особый придворный лексикон!) журналом МТК № 35 от 11 марта 1897 г. о рассмотрении чертежей и спецификации нового крейсера типа "Россия". Его высочество благосклонно "изволил утвердить" представленные ему чертежи, за исключением поперечного каземата носовых 203-мм орудий, переборки которого, по его мнению, "перерезали" верхнюю палубу и мешали свободному по ней сообщению. "Подумать о возможности защиты другими способами",- указал он по этому поводу. 18 сентября 1898 г. С. К. Ратник без обиняков докладывал МТК, что иные способы защиты казематных орудий от носового огня, кроме как показанными на чертежах броневыми переборками, ему неизвестны и что надо "не только оставить эту защиту в прежнем виде, но еще увеличить ее в средине судна". Что касается сообщения по верхней палубе, то оно под полубаком уже перекрыто переборкой 40-го шпангоута, к которой и примыкает стена каземата, а со стороны носового траверза оставлено достаточно места не только для прохода, но и "для протаски через него громоздких вещей". На том, с согласия его высочества, и остановились.

Заказ брони (1897-1898) для "Громобоя" пришелся на период перестройки главного ее поставщика - Ижорского завода, который переходил на производство двух новых видов плит - хромоникелевых (по образцу заказанных во Франции для крейсеров типа "Диана" (56 Новые крейсера - результат внутриведомственного конкурса, проведенного среди корабельных инженеров, флота в 1894-1895 гг. (подробнее см. книгу Л. Л. Поленова "Крейсер "Аврора"", Л., 1987), строились, по-видимому, не без влияния идей Г1. Н. Вульфа, бронепалубными, без бортовой брони. Для обеспечения максимальной эффективности броневой палубы - этой единственной защиты - применили еще не производившиеся в России плиты из хромоникелевой стали. Она отличалась особой пластичностью, и снаряд, попавший в плиту из такой стали под небольшим углом (до 15°), не пробивал ее, а, сделав глубокую ложкообразную вмятину, рикошетировал. Понятно, что новый вид брони решили применить и на броненосных крейсерах [15].)) для прикрытия палуб и крупповских (на 30 % прочнее прежних, гарвеевских) для вертикального бронирования. "Ввиду крайней важности в боевом и тактическом отношении" МТК энергично настаивал на поставке для "Громобоя" именно этих плит.

В итоге неоднократных широких совещаний, перекроек ведомостей заказа брони и вариантов его перераспределения между Ижорским и Обуховским заводами пришлось, чтобы не срывать сроки готовности крейсера (спуск на воду весной 1899 и сдача летом 1900 г.), согласиться на смешанный тип брони, в которой лишь последние партии плит должны были в полной мере удовлетворять новейшим техническим требованиям.

Только броню боевой рубки, позволявшей оттянуть срок поставки, предписывалось выполнить чисто крупповской. Число рубок вместо двух, принятых в январе 1898 г. по предложению Балтийского завода (с броней по 152 мм), к осени опять сократилось до одной. Для нее решили применить первоначально предположенную 305-мм броню, которую в сентябре и заказали Обуховскому заводу. По просьбе МТК, Балтийский завод согласился отложить установку рубки на период достройки в Кронштадте.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU


© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://korabelu.ru/ "Korabelu.ru: История кораблестроения и судоходства"