Новости
Библиотека
Карта сайтов
Ссылки
О сайте





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Снова в Балтийском море

Учеба в командирских классах явилась всего лишь эпизодом в моей биографии. Три месяца пролетели быстро. Сдав выпускные экзамены, наша группа (пять человек) во главе с преподавателем капитаном 2 ранга К. Д. Дорониным отправилась в Севастополь для отработки торпедных атак. Черноморцы встретили нас по-братски, разместили на плавбазе "Эльбрус", стоявшей у причала в одной из бухт, и мы приступили к решению учебных задач на обширных морских полигонах. О такой роскоши балтийцы могли только мечтать.

Через две недели мы возвратились в Ленинград. Получив удостоверение об окончании командирских классов, распрощавшись с командованием и педагогами, мы сразу же выехали в Хельсинки, где на плавбазе "Иртыш" располагались штаб и политический отдел бригады подводных лодок КБФ. Всех моих товарищей назначили старпомами на крейсерские подводные лодки, а я был определен старпомом подводного минного заградителя "Л-21", которым командовал капитан 2 ранга С. С. Могилевский.

9 февраля 1945 года я уже был в городе Турку, где вновь встретился с малюточниками Г. М. Егоровым и Н. С. Лесковым, лодки которых, как и "Л-21", базировались там. В уютной кают-компании плавбазы "Полярная звезда" мы часто беседовали о боевых делах "малюток". Из этих бесед мне стало известно, что осенью 1944 года "М-90" и "М-102" перешли из Кронштадта в Ханко.

Дело было так. 16 ноября в сопровождении тральщика "Полухин" обе подводные лодки вышли в море. В Выборгском заливе они приняли на борт финских лоцманов. Далее шли по этапам - от одной лоцманской станции к другой. Лоцманы исполняли свои обязанности исправно, не обижаясь на контроль со стороны штурманов, которые сверяли движение лодок по картам-планам шхерных районов. В Ханко прибыли в установленный срок.

- За три с половиной года,- рассказывал Лесковой,- в городе почти ничего не изменилось. Тот же вокзал, тот же порт. Только люди были другие. Финское население занималось своими делами, обстановка была спокойная, как будто Финляндия против нас и не воевала.

Так "малютки" возвратились к своему предвоенному месту базирования.

Мне приятно было узнать об успехе бывшего малюточника капитан-лейтенанта А. А. Клюшкина. Теперь он командовал "С-4". Его подводная лодка потопила в средней и южной частях Балтийского моря три вражеских судна, в том числе два танкера - "Таллата" и "Терра". Многие сотни тонн топлива, в котором нуждались фашистские танки, самолеты и автомашины, не дошли до тех, кому они предназначались. Активная боевая деятельность подводной лодки "С-4" была высоко оценена командованием. Наград Родины был удостоен весь личный состав.

С выходом на просторы Балтийского моря успешно вели боевые действия и другие подводные лодки. Их победные торпедные залпы помогали нашим войскам на приморских направлениях.

Я усердно осваивал обязанности старшего помощника командира "Л-21": изучал устройство лодки, особенности ее управления в надводном и подводном положении, способы применения минного оружия. Все это для меня было делом новым.

Дня не хватало, и часто приходилось, не считаясь со временем, заниматься по вечерам. Значительную помощь мне оказывали командир подводной лодки капитан 2 ранга С. С. Могилевский, флагманский инженер-механик дивизиона инженер-капитан 3 ранга В. Е. Корж, командир БЧ-1-4 А. В. Прибавин, командир рулевой группы лейтенант Н. И. Редько, командир БЧ-2-3 старший лейтенант А. И. Ососков, командир минно-торпедной группы лейтенант Б. А. Ордынец, командир БЧ-5 инженер-лейтенант Н. С. Долгополов и командир группы движения инженер-лейтенант Т. П. Ефимов. С их помощью я в короткий срок освоил свои обязанности.

День 15 февраля 1945 года был для всех подводников примечательным. Мы проводили в море крейсерскую подводную лодку "К-52", которой командовал Герой Советского Союза гвардии капитан 3 ранга И. В. Травкин, возглавлявший до этого гвардейскую подводную лодку "Щ-303". Вместе с ней вышла на боевое задание подводная лодка "М-102". В этот же день мы встречали из боевого похода подводную лодку "С-13". Она медленно продвигалась во льду за ледоколом "Сампо", втягиваясь в устье реки Ауры, постепенно приближаясь к борту плавбазы "Смольный".

На ходовом мостике находилось несколько человек. Среди них я сразу узнал хорошо знакомые мне фигуры командира лодки А. И. Маринеско и старпома Л. П. Ефременкова. Они пробыли в море более месяца и возвращались с победой.

Вечером, после того как Маринеско доложил командованию бригады об итогах похода, мы собрались в его тесной каюте. Разговор зашел о только что завершившемся походе. Александр Иванович говорил увлеченно. Его подводная лодка получила приказ занять район на подступах к Данцигскому заливу и уничтожать боевые корабли и транспорты противника.

11 января она вышла из Ханко, прошла Чекарсернские шхеры, погрузилась и начала самостоятельный переход. В это время шли ожесточенные бои в Восточной Пруссии и Померании. Советские войска приближались к Данцигу (Гданьску). Началась поспешная эвакуация частей вермахта в западные порты Германии.

Вечером 30 января "С-13" обнаружила вражеское судно большого водоизмещения, идущее в охранении эскадренных миноносцев, сторожевых кораблей и тральщиков. Начала его преследовать в надводном положении. Погоня продолжалась два часа. Выйдя на позицию стрельбы, лодка произвела трехторпедный залп. Вое торпеды попали в цель. Через три-четыре минуты лайнер затонул. "С-13" погрузилась, но подверглась преследованию фашистских кораблей. Точное местонахождение подводной лодки противник установить не мог и бомбил по площади. За пять часов было сброшено 212 глубинных бомб. После этого преследование было прекращено, и вражеские корабли ушли из района. "С-13" повреждений не имела.

А. И. Маринеско, улыбаясь, сказал:

- Кого мы утопили, мы не знаем, но знаем то, что отправили на дно фашистское судно большого водоизмещения.

10 февраля "С-13" встретила другое крупное судно. Двухторпедный залп произвели из кормовых торпедных аппаратов. И снова торпеды попали в цель. На вражеском судне произошло три последовательных взрыва (предположительно - взрыв котлов или сдетонировал боезапас). Корабли охранения начали усиленно освещать поверхность моря прожекторами и осветительными ракетами. "С-13" оторвалась от противника и 15 февраля возвратилась в базу.

Обо всем этом нам рассказал тогда А. И. Маринеско. Было ясно, что уничтожены два крупнотоннажных фашистских судна, но ничего большего даже сам командир в то время не знал.

Спустя пять дней офицер-переводчик штаба нашей бригады майор Сойка сообщил, что в шведских газетах появилась информация: советская подводная лодка потопила крупный немецкий лайнер. А через некоторое время в руках разведчиков появилась газета "Афтонбладет" от 20 февраля 1945 года. Ссылаясь на надежные источники, она сообщала о потоплении в Данцигской бухте советской подводной лодкой лайнера "Вильгельм Густлов" водоизмещением 25 484 тонны. На борту лайнера находилось 9000 (по другим источникам - 10 000) человек, в том числе 22 гауляйтера польских земель и земель Восточной Пруссии, 3700 унтер-офицеров подводников, 100 командиров подводных лодок, окончивших специальные курсы усовершенствования для управления подводными лодками, предназначенными для полной блокады Англии, а также вспомогательный батальон службы порта из войск СС в количестве 300 человек, высокопоставленные чиновники, генералы и высший офицерский состав, подчиненный непосредственно рейхсфюреру СС Гиммлеру. Спаслось 988 человек. Экипаж лайнера составлял 426 человек1.

1 (Выдержка из текста шведской газеты "Афтонбладет" от 20 февраля 1945 года помещена на стенде о боевом подвиге Краснознаменной подводной лодки "С-13" в Центральном военно-морском музее в Ленинграде.)

В газете была помещена фотография лайнера "Вильгельм Тустлов" и рядом - буксир, выводивший его из порта. Снимок был впечатляющим. На фоне зданий, примыкающих к набережным порта, красовалось огромное судно. Лайнер представлял собой последнее достижение судостроительной промышленности Германии. Плавательный бассейн, гимнастический и танцевальный залы, рестораны и кафе, зимний сад, церковь, комфортабельные каюты, в том числе личная каюта Гитлера,- таким было это судно.

Как выяснилось в дальнейшем, вторым судном оказался военный транспорт "Генерал Штойбен" с войсками и военной техникой. Почти дивизии недосчитались фашисты с потоплением этого судна.

Приближалось время выхода в море "Л-21". Она шла в тот район, откуда только что возвратилась "С-13". Смена боевой позиции, что называется, переходила из рук в руки еще в базе.

Февраль был на исходе. Возвратилась с боевой позиции подводная лодка "М-102". Я встретился с ее командиром Н. С. Лесковым, думал что-либо почерпнуть полезное для нашего похода. Увы, Николай Степанович развел руками:

- Лодка, как только вышла из шхер, оказалась в штормовом море. Борьбой со стихией и завершился наш поход.

Плавание в надводном положении усложнялось обледенением. Ледяные наросты образовывались с поразительной быстротой, грозя оборвать антенны и леера. На "М-102" от перегрузок стали выходить из строя механизмы и приборы. Сказывалась их длительная эксплуатация. Это был двенадцатый боевой поход подводной лодки. Исчерпав автономность, она возвратилась в Турку и стала готовиться к очередному походу. В море росло боевое напряжение, подводных лодок не хватало, и надеяться на отдых можно было только после войны.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU


© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://korabelu.ru/ "Korabelu.ru: История кораблестроения и судоходства"